Вместо тепла и света – джемпер, свечи, спички и фонарик?.. Готовы ли европейцы и дальше терпеть санкции назло России

Главное Общество Позиция Валентины Бельченко

Недавно одна знакомая из другого города пожаловалась: «В квартире – несусветная жара, открываем окна. Ну зачем сейчас так топить? Будто на улице тридцатиградусные морозы…» Вопрос, конечно, не ко мне – к коммунальщикам. А ещё, казалось бы, совсем недавно осенняя прохлада заставляла многих дома кутаться в плед. Формула тепла из года в год в нашей стране остаётся неизменной: чтобы подключили, средняя температура в течение пяти дней должна составлять не выше восьми градусов. Местным исполнительным и распорядительным органам дано право открывать отопительный сезон своим распоряжением. В общем мы, потребители, уверены: жильё без обогрева не останется. На улице холоднее – батареи горячее. А у кого-то, получается, такого блага и вовсе в избытке: отрегулировать отопление должны специалисты. Как и в ситуации, если, наоборот, прохладно. Мёрзнуть и экономить?.. Нет уж, лови град претензий, жалоб, уважаемое ЖКХ. А не то – пойдём и дальше, к чиновникам высшего ранга.

Между тем каждый, кто хоть раз бывал в холодное время в Германии, Франции или Италии, хорошо знает: лучше захватить с собой в такую пору года побольше носков, свитеров и шапок. Не столько для прогулок, сколько для того, чтобы не замёрзнуть в помещениях. Причём это далеко не все страны мира, которые обделены центральным отоплением, вследствие чего решать проблему приходится своими силами. Многие, к примеру, покупают обогреватели, используют кондиционеры с функцией зима-лето. Цена тепла зависит от того, что именно используется: электричество, природный газ, нефтепродукты или дрова. А ресурсы в странах ЕС никогда не были дешёвыми. Поэтому, с учётом высокой стоимости таких затрат и экономии европейцев, нормальная ситуация, когда в помещениях всего 15–16 градусов. Британцы, к примеру, в этом смысле вообще экстремалы: зачем выбрасывать на отопление сотни фунтов, если можно просто потеплее одеться и накрыться одеялами. К таким температурам зимой их приучают с самого детства. Жировать на высоких плюсах, как и у тех же немцев, здесь не принято.

К слову, теперь ещё нужно мёрзнуть до последнего и экономить на продуктах ради «сдерживания» России и поддержки эфемерной «независимости» Украины. Но, видимо, всему есть предел. В условиях, когда растут цены на энергоресурсы и падает уровень жизни, разгораются массовые протесты. У Запада насчёт антироссийских санкций так и хочется спросить: а против кого вводили? Чтобы ударить по своим?

Запас терпения, похоже, у многих уже на исходе. В октябре в Германии, к примеру, прошли митинги против экономического кризиса и политического курса Берлина, который по-прежнему направлен на поддержку киевского режима. Люди недовольны высокими ценами на продукты и коммунальные услуги, требуют от властей вернуть российские нефть и газ.

Таким же образом тысячи демонстрантов выразили своё недовольство тарифами на энергоносители в соседней Австрии. Они выступили за их снижение, отмену враждебных экономических мер в отношении России, восстановление дружественных двусторонних отношений.

Профсоюзы Чехии назвали свой митинг «Пять минут после двенадцати», тем самым обратив внимание на слабый и запоздалый, по их мнению, характер мер, предпринимаемых правительством страны в условиях всеобщего подорожания. Требование – ввести жёсткий контроль за ценами. Прежде всего, на коммунальные тарифы и продукты питания.

Не согласны с политикой действующих властей и в Италии. Протесты – против увеличения счетов за электроэнергию. С 1 октября тарифы здесь выросли на 60%. В то время как у ЕС находятся средства на военную поддержку Киева, из-за чего растёт недовольство и в других странах. Той же Франции, Греции, Словакии, Болгарии…  И население уже вряд ли станет слушать, что всему виной хитроумный план Путина. Чем ближе зима, тем отчётливее понимание в европейских кругах, в какую игру их втянули под предлогом спасения «незалежной». Люди кричат нет непосильному бремени, которое их вынуждают нести, требуют прекратить поддерживать Украину себе в убыток.

Кстати, пока жители ЕС негодуют, глава европейской дипломатии Жозеп Боррель фактически признал, что Брюссель сам лишил себя экономического процветания, отказавшись от дешёвой энергии из России. На этом базировалось его благополучие. Но смены антироссийской политики, по всей вероятности, не предвидится. Да и к общественному мнению, несмотря на все разговоры о демократии, в Европе обычно не прислушиваются. Но, возможно, кому-то пригодится совет по выживанию Вольфганга Шойбле, председатель Бундестага в 2017–2021 годах: «Не нужно воспринимать это трагично. Если вы наденете старый джемпер и потом второй джемпер, то всё будет в порядке. Электричество – это, конечно, очень важно, но иногда его может не быть. Поэтому у вас всегда должно быть дома несколько свечей, спички и фонарик, и, конечно, важно знать, где они находятся, если вдруг станет резко темно».

В отличие от недальновидных действий западных политиков, решения нашим Президентом принимаются исключительно в интересах людей. Он мыслит по-народному. Не в угоду чиновникам. Если аргументы, то веские, обоснованные, убедительные. За критикой даёт понять, что спуску никому не даст. В этот раз – в вопросах формирования цен. Мотивация простая: люди должны чувствовать себя в магазине комфортно. Чтобы на прилавках – товары надлежащего качества, в широком ассортименте и по справедливым ценам.

И ещё одна приятная для белорусов новость прозвучала накануне отопительного сезона: суммы в жировках не подрастут. «У нас тарифы на услуги ЖКХ повышаются в размере пяти долларов в эквиваленте, но сбалансированно: с 1 января и 1 июля. С 1 июля в этом году повышения не было и до конца года оно не предусмотрено», – рассказал в эфире телеканала «Беларусь 1» первый заместитель министра жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Трубило. По его словам, цены на топливо остались прежними. Но это не значит, что тепло не следует экономить для страны. За одну гигакалорию мы платим по тарифу 21,75 руб., а себестоимость её порядка 118 руб. То есть процент возмещения затрат на отопление населением в среднем составляет 20 процентов. Остальное доплачивает государство. И комфортная температура в жилом помещении определена санитарными нормами и правилами. Нижний порог – 18 градусов, верхний – 24. Это – чтобы понимать ситуацию в республике на фоне лихорадки на Западе. И по-настоящему ценить такие доступные и привычные для нас блага цивилизации. Для кого-то тепло, вода, свет и газ уже становятся роскошью.

 

Валентина БЕЛЬЧЕНКО