ЧУЖИЕ ЗДЕСЬ НЕ ХОДЯТ…

Праздники и будни

Придорожные камни на подъезде к бывшим деревням  бесстрастно сообщают название населённого пункта и количество проживавших в нём людей. А ещё – дату, когда жизнь здесь умерла…


Двадцать шесть лет  нет людей на этой земле. Но природа не спешит стирать следы былого присутствия – будто на что-то ещё надеется. Она лишь прибралась там, где человек невольно, по нерадению или неведению принёс вред: укрыла цветущим разнотравьем стихийные свалки,  десятки лет врачует землю и, оставленная в относительном спокойствии, начала восстанавливаться, стирая следы человеческого присутствия. Это восстановление сопровождается не только зарастанием брошенных населённых пунктов, тротуаров и дорог, но и другими изменениями. Значительные  площади сельскохозяйственных угодий, полей и лугов (а это сотни квадратных километров) трансформировались в молодые леса, а фауна постепенно пополняется новыми видами. Уникальные условия зоны отчуждения приковывают взгляды учёных  и всех, кто интересуется природой и её восстановлением при исходе человека с заселённых мест.  Она является интересным объектом для изучения не только в экологическом, но и в культурно-историческом направлении. Неограниченные возможности для этого предоставляет территория Полесского государственного радиационно-экологического заповедника, который  представляет собой своеобразный научный полигон.


Как отмечает Михаил Рубащенко, заместитель директора ПГРЭЗ по Брагинскому участку, работники  заповедника решают следующие задачи: осуществление мероприятий по предотвращению переноса радионуклидов на прилегающие территории; контроль за изменением радиационной обстановки; радиационно-экологический мониторинг почвы, воздуха, воды, флоры и фауны; проведение радиобиологических исследований и опытно-экспериментальных работ с целью разработки технологий реабилитации загрязнённых радионуклидами земель, оценки влияния радиоактивного загрязнения на животный и растительный мир; охрана  от несанкционированного  проникновения в целях обеспечения естественного развития живой природы; защита  от пожаров, вредителей и болезней леса; облесение земель, в первую очередь подверженных ветровой и водной эрозии.  Работает в Брагинском участке 190 человек. Площадь прежняя, но, скорее всего, уменьшится, так как планируется введение земель в сельскохозяйственный оборот.  Ведь и человек желает вернуться на эти территории. Чернобыльскую катастрофу называют «сельскохозяйственной», так как гигантский ущерб был нанесён  аграрному комплексу. Переход от «этапа чрезвычайного реагирования» к «этапу восстановления» приносит свои  результаты.  Это – чистая продукция, возрождённые поля.


Большая проблема на заповедной территории – пожары. В этом году был один, справились с ним быстро, и вселяет оптимизм то, что произошёл он не по вине человека, а из-за удара молнии.


Вызывает тревогу и распространение такого опасного заболевания, как бешенство. Проводится вакцинирование, разбрасывание приманок, но заболевание прогрессирует, и проблему надо решать, так как имеют место случаи нападения диких больных животных на людей.


Уже два года, как начал свою работу участок по обработке древесины. И это не удивительно, ведь более 50% территории заповедника занимают леса. «Состоит она из  двух зон: заповедной и хозяйственной. В последней и производятся согласно материалам лесоустройства и правил ведения лесного хозяйства рубки ухода, – говорит Михаил Михайлович. – Надо отметить, что на данной территории степень загрязнения практически соответствует нормам РДУ. Древесина  проверяется перед рубкой, потом, если она соответствует нормам, заготавливается и реализуется на общих основаниях.  Направляемая для переработки в цех проходит повторную проверку после технологического процесса. Изготавливаем  материал обрезной и необрезной, столярные изделия, цилиндрованную древесину». Спрос есть, всё зависит от рынка.


Работники участка разъясняют те последствия, которые могут наступить, если люди нарушат охранно-правовой режим – ведь, как говорится, чужие здесь не ходят. Речь не только о штрафах и наказаниях, но и о том, чем грозит  проникновение в зону здоровью. Большинство нарушителей это понимает. Но есть и такие, у кого цель одна – получить материальную выгоду.  «Пытаются вывезти из зоны всё, «что в хозяйстве пригодится» или позволит «заработать»: от стройматериалов и металлолома до грибов и ягод. Часто такие горе-заготовители  просто не желают помнить о том, что уровни загрязнённости их «добычи»  просто запредельны. Опасность очень большая. Все охранно-режимные мероприятия  мы проводим не для того, чтобы собрать штрафы и наказать, а для безопасности людей», – отмечает Михаил Михайлович.


На территории заповедника можно наблюдать  закономерные, внешне обычные, природные явления. Отсутствие человека и его влияния позволяют проявиться жизненной палитре красок более ярко и насыщенно, возможно, более взаимосвязано и гармонично. Это, по оценкам учёных, создаёт видимость определённого экологического благополучия.


Кто знает, может быть, эта видимость и есть  «отдалённые последствия аварии», и в своё время она сыграет значительную роль в состоянии животного и растительного мира нашей страны…


Галина ШЕВЧЕНКО



Пакінуць адказ