10 декабря – День образования Национального центрального бюро Интерпола в Республике Беларусь

Общество

Interpol

Ежегодно в Национальное центральное бюро Интерпола нашей страны поступает свыше 10 тысяч запросов и сообщений. Большинство из них касаются международного розыска преступников и без вести пропавших. Оказать помощь просят, как правило, правоохранительные органы иностранных государств. Тем не менее, несколько тысяч обращений поступает и от отечественных силовых структур. В преддверии 20-летнего юбилея службы начальник НЦБ Интерпола в Беларуси полковник милиции Александр Петран рассказал об истории создания возглавляемого подразделения и особенностях его работы.

Petran

– Александр Сергеевич, в середине 90-х годов в милиции возникла абсолютно новая, отличная от других структура. Что предшествовало её рождению?

– Два взаимосвязанных фактора: обретение нашей страной независимости и появление новых видов преступности. Беларусь самостоятельно начала сотрудничать с другими государствами и влилась в мировую хозяйственную систему. Это обстоятельство сыграло не только положительную роль. Изменились тенденции криминала, появились нехарактерные для нас виды преступлений – торговля людьми, транзит наркотиков, экономические аферы, финансовые мошенничества с использованием высоких технологий. Начался процесс сращивания преступных элементов разных стран, а выезд за границу стал популярным средством избежать наказания.

В связи с этим мы обратились в Генеральный секретариат Интерпола с просьбой принять наше государство в члены международной организации уголовной полиции, что и произошло в 1993 году. А приказом МВД от 10 декабря того же года в милицейском ведомстве было создано НЦБ Интерпола в Республике Беларусь.

– Что собой представляло новое подразделение? Как изменилась его структура спустя два десятилетия?

– Изначально в службе работало 12 человек. Помимо начальника, его заместителя и инспектора канцелярии, четыре сотрудника служили в отделе внутреннего и международного розыска, два – в отделении анализа и обработки информации, ещё трое занимались техническим обеспечением. Сегодня НЦБ Интерпола как самостоятельное управление входит в состав криминальной милиции и состоит из трёх отделов: международного розыска и экстрадиции, противодействия транснациональной преступности, обработки оперативной информации.

– Какова основная задача бюро?

– Мы обеспечиваем взаимодействие между правоохранительными органами различных стран в сфере борьбы с международной преступностью. В частности, организуем и проводим мероприятия по предупреждению, выявлению, пресечению и раскрытию преступлений. Помогаем в розыске людей, скрывшихся от уголовного преследования и суда, без вести пропавших. Также принимаем участие в установлении личности неопознанных трупов и оказываем содействие в исполнении запросов различных правоохранительных органов.

– Что можно сказать об эффективности взаимодействия с полицией других государств?

– Беларусь надлежащим образом выполняет свои международные обязательства. Мы поддерживаем инициативы по повышению качества и оперативности взаимодействия, выступаем за развитие сотрудничества между государствами-членами Интерпола в правоохранительной сфере. Кроме того, наше бюро всегда активно в вопросе организации и проведения различных форумов, проектов и операций международной полиции, в том числе на территории Беларуси.

– Александр Сергеевич, несколько слов о международном розыске преступников, их задержании и передаче запрашивающей стороне.

– Это направление работы – одно из основных. Объявление обвиняемых в международный розыск, а также их выдача (экстрадиция) осуществляется во взаимодействии с Генпрокуратурой Беларуси. Главный надзорный орган готовит поручение, в котором указывается, что в случае задержания и заключения разыскиваемого под стражу, просьба о его выдаче будет предоставлена в компетентные органы зарубежного государства в установленном порядке. Рассмотрение вопроса об экстрадиции преступника белорусской стороне, как правило, регулируется двусторонним договором либо осуществляется на условиях взаимности.

– Сколько злодеев было объявлено в международный розыск?

– За 20 лет по линии Интерпола мы искали более 1000 преступников. Из них местонахождение свыше 500 человек установлено за рубежом. При этом география, где скрывались злоумышленники, достаточно широка: Австралия, Фиджи, Таиланд, Индия, Ливан, ОАЭ, Сирия, Турция, Аргентина, Парагвай, страны Европы и многие другие. К слову, уже почти 10 лет наши сотрудники включаются в группы конвоирования задержанных преступников.

Непосредственно в Беларусь из 16 стран, не включая государства СНГ, экстрадировано 69 обвиняемых, которые находились в розыске по линии Интерпола белорусскими правоохранителями. В свою очередь, по ходатайству зарубежных коллег в 19 государств нашей страной выдано 52 иностранца и лица без гражданства, разыскивавшихся по линии Интерпола.

– Преступник подлежит уголовному преследованию и наказанию вне зависимости от того, в какой стране он совершил злодеяние. А как обстоит дело в сфере международных экономических преступлений?

– Наблюдается увеличение таких материалов, хотя их разрешение весьма проблематично. Это связано с тем, что из НЦБ Интерпола других государств нам поступает ограниченная информация в виде справочных сведений. В основном, об иностранных коммерческих организациях, их руководителях или акционерах, реже – о финансовой деятельности субъектов хозяйствования. Такие трудности возникли в связи с отсутствием договоров о правовой помощи с большинством государств. Кроме того, во многих странах исполнители наших запросов ссылаются на соблюдение коммерческой и банковской тайны.

К слову, в этом году мы проверили более 100 резидентов Беларуси и бизнесорганизаций, в том числе иностранных. Наиболее плодотворно удалось поработать в России, Литве, Латвии, Великобритании, Италии, а также с государствами, традиционно относящимися к оффшорным юрисдикциям (Панамой, Белизом, Содружеством Сейшельских островов и другими).

– В каких проектах Генерального секретариата Интерпола принимали участие сотрудники белорусского бюро?

– Этим летом мы провели международную операцию по противодействию преступлениям против интеллектуальной собственности «Чёрный Посейдон II», координатором которой был Генсекретариат. В течение месяца белорусские оперативники выявляли контрафактные товары. В итоге было изъято более 5000 аудио- и видеопродукции на сумму 125 млн рублей, свыше 1200 единиц бытовой электротехники на 2,2 млрд рублей, около 11 тыс. единиц одежды и обуви стоимостью более 1,3 млрд рублей, 8 тыс. бутылок алкогольной продукции на 500 млн рублей.

Учитывая положительный результат, Беларусь пригласили поучаствовать и в специальной международной операции по противодействию распространению контрафактных и некачественных продуктов питания «Opson III». Она начнётся в декабре и закончится в начале следующего года.

– Что можно сказать о работе по розыску пропавшего за границей человека?

– Сегодня тысячи человеческих останков остаются не идентифицированными. Поэтому международной полицией в большинстве государств-членов созданы базы данных, включающие ДНК-профили неопознанных трупов и близких родственников без вести пропавших лиц. Существующие профили в автоматическом режиме сравниваются с вновь поступающими данными. Это помогает идентифицировать сотни погибших людей. А главное, что их родные получают возможность захоронить близких по своим традициям.

К слову, в розыск по линии Интерпола нашим бюро объявлено около 400 без вести пропавших. На территории различных зарубежных государств удалось найти 111 человек.

– А как обстоят дела с международным розыском похищенного транспорта?

– Сегодня в базе данных Генсекретариата Интерпола содержится почти 17 тысяч украденных в Беларуси автомобилей. В решении этой проблемы мы тесно взаимодействуем с коллегами из России, Германии, Польши, Молдовы, Италии и стран Балтии.

Поиском машин стражи порядка занимаются, используя автоматизированную информационную систему «MIND». С её помощью в режиме реального времени устанавливаются совпадения между регистрируемыми и похищенными транспортными средствами. Последние содержатся в базе данных Интерпола. Кстати, сегодня туда внесено более 7 миллионов украденных автомобилей.

В текущем году по «MIND» сотрудники белорусской Госавтоинспекции установили 135 совпадений с похищенным транспортом, находящимся в розыске в других государствах.

– Александр Сергеевич, участвует ли ваше бюро в противодействии терроризму и в борьбе с набирающими оборот преступлениями в сфере высоких технологий?

– В среднем за год к нам поступает около 50 материалов по линии киберпреступности. И основной массив запросов – из правоохранительных органов Беларуси. Самыми распространёнными составами преступлений являются мошенничества с использованием интернета, модификации компьютерной информации (саботаж, несанкционированный доступ), незаконные операции по банковским карточкам людей. Кроме того, специализированные подразделения МВД принимают участие в полицейских операциях по поиску файлов в сети интернет, содержащих порнографические материалы с изображениями несовершеннолетних.

Что касается терроризма, то по каналам Интерпола в компетентные органы Беларуси направляются сведения о новейших способах и методах использования экстремистскими организациями самодельных взрывных устройств и других технических средств. Таким же образом мы получаем информацию о подозреваемых в причастности к террористической деятельности.

– Какие требования предъявляются к кандидатам на службу в НЦБ Интерпола Беларуси? Как и где сегодня ваши подчинённые повышают квалификацию?

– Особых критериев нет. При назначении на должность кандидату необходимо соответствовать общим требованиям, предъявляемым к сотруднику органов внутренних дел, и знать как минимум один из официальных языков Интерпола (английский, французский, испанский, арабский).

Сегодня эксперты Генсекретариата Интерпола регулярно приезжают в нашу страну и на базе Международного учебного центра Академии МВД проводят различные обучающие курсы, семинары и тренинги. К примеру, недавно обсуждались вопросы совершенствования ДНК-исследований в Беларуси. Специалисты освещали работу подразделения Интерпола по идентификации лиц, пострадавших в чрезвычайных ситуациях, а также достижения в работе систем по проведению проверок в режиме онлайн. Тема вызвала особый интерес. Участники подняли вопросы внедрения единого формата международного обмена данными по ДНК-исследованиям, необходимости совершенствования технической составляющей, а также подготовки высококвалифицированных специалистов по данному профилю.

Александр Марченко



Пакінуць адказ