Былинный защитник земли русской из Брагина?

Общество

tri-bogatyrya

Возможно, что Брагин является родиной богатыря Ильи Муровца.

По сюжету былины, у князя Владимира Красное Солнышко на пиру в Киеве похваляется Идолище поганое, много ест, пьёт. Спрашивает Идолище у Ильи: «Кто таков русский богатырь Илейка Муровец? Каков он из себя?», на что Илья отвечал: «Он мало ест – по калачику, мало пьёт – по чарочке», «родом он из села Кара Чревово». Чрево или черево означало «живот». А карой чрева («наказанием живота») в те времена являлась брага. С таким названием на Руси был и есть один город – Брагин.

В былине Илья далее говорит Идолищу поганому: «Был у нас хряк, много ел, пил, таскался по поварне, напился сырой браги. От того брюхо у него и лопнуло. И тебе такое будет…». В Брагинском районе есть деревня Храковичи, а рядом – Черемисы.

Недалеко от Брагина находится деревня Малейки. Чем же в нашем случае она интересна? А тем, что именно здесь, за речкой Брагинкой, начиналась прямая дорога в Любеч, далее – в Чернигов. Скорее всего, это то самое в 40 вёрст огромное болото, через которое Илья Муровец проложил гать. Со строительства гати, согласно тексту былины, начинаются все подвиги богатыря. Надо полагать, что именно в Малейках ныне струится та самая «криница», возле которой стоял дом родителей Ильи. А значит, здесь сидел богатырь на печке-муровлянке 33 года. Поэтому и был прозван Муравлянин, или Муровец.

Разумеется, что жить надо было за что-то, поэтому Илья, передвигаясь на руках, скорее всего, мял и мыл сырые кожи в реке Брагинке для последующей обработки. Это позволило ему развить невиданную силу рук. Кстати, сырая брага как закваска использовалась для замачивания перед обработкой сырых кож для их лучшего прокисания. Поэтому населённый пункт Брагин, где производилась обработка сырых кож, мог назваться по технологической операции их выделывания – «брагинного квашения».

Сюда, в пригородное село Малейки, по топкой трясине ежедневно шли усталые путники из Любеча на Туров. Однажды мимо дома Ильи из Любечской церкви шли через болото калики подорожные (монахи) и попросили испить водицы (в некоторых былинах – браги), так как на болоте воды пить негде. Поскольку на тот момент Киев и Русь ещё не были крещёны князем Владимиром, старцы, надо полагать, проповедовали христианство хождениями в народ. Пришли они и в Брагин. Получив крещение и крёстное имя, испив святой воды, Илья выздоровел, стал ходить. Впоследствии, возможно, именно над этой криницей у отчего дома, где принял крещение, он и поставил часовенку своего имени – Ильинскую. Изначально от рождения имя у Ильи было другое. Скорее всего, его звали Ян, поскольку по летописям в период крещения Руси, или в 991 году жил реальный человек-силач. Он прославился победою в единоборстве с великаном-печенегом. Дословно – Ян Усмарь «преторже (разорвал) череви (кожу на животе) руками» печенежина, захватил рукою «кожу с мясы, сколько рука вошла в черево».

Ян Усмарь (Усмовец, Усмошвец) упоминается в летописях под 992, 1001 и 1004 гг. всегда в роли победителя печенегов. В двух последних случаях вместе с богатырём Алёшей Поповичем он совершает два совместных похода на печенегов. Именно к этому периоду относится расцвет жизни и подвигов Ильи Муровца. Былинный Илья из села Кара Чревово говорит поганому Идолищу про кару чрева, и летописный Ян (Усмарь) «преторже череви руками» печенега. Оба побеждают одним способом, чем приносят победу и славу Русской земле. Следовательно, и в былине, и в летописи один и тот же человек. В первом случае он сам рвёт кожу с мясом от печенежского силача. Во втором не хочет, как говорится, пачкать руки и уверяет, что печенежино брюхо само лопнет от браги.

События, происходящие в былине, относятся ко времени, когда Брагин был ещё селом Брагино. Именно так оно должно было называться. А сам городок, возможно, назывался Муравель – по названию обширной низинной болотистой местности, на которой располагалось городище. От слова «мурава» (пойменная трава). Но есть ли археологические подтверждения высказанной версии? За Брагином есть деревня с былинным названием Микуличи. В её окрестностях разбросаны курганы, где были найдены предметы, позволившие утверждать, что здесь жили переселенцы – выходцы из Киева. Очевидно, пришедшие на неудобицы и болота для осваивания новых земель, в том числе с целью строительства прямоезжей дороги Чернигов – Туров на участке брагинских дебрей и болот. Потребность в дороге была экономически крайне необходима. Это и было то былинное время становления Киевского государства, период прокладывания прямоезжих дорог через дремучие леса, время создания новых былин и сказаний.

Надо полагать, что именно в среде таких лесных «целинников» – переселенцев из Киева и была создана первая былина про могучего русского богатыря, протопипом которого стал реальный человек, и случай его исцеления. Можно полагать, что Илья Муровец из Мурома, защищавший Русь в XII веке, был уже праправнуком первого Ильи из Брагина, крушившего языческие идолы по Днепру и всей Руси. Об этом косвенно говорит Ипатьевская летопись, что некий муж по приказу князя Владимира стащил главного идола к Днепру в Киеве. Человек этот, не побоявшийся кары богов, был в глазах современников богатырём. Ведь его защищал новый бог, а не старый Ярила. Кто, кроме силача-победителя страшного печенега, принёсшего победу всей Русской земле, мог пойти на свержение идола Перуна? Конечно же, это был Ян-Илья из Брагина. Надо полагать, что именно в то время певцы сложили первую былину про богатыря русского. И впоследствии при жизни Владимира в новом светлом городе будущего Белгороде они всегда исполняли военно-героические песни, восхвалявшие заслуги самого князя и его главного богатыря в защите Русской земли и христианства от поганых. Поскольку крещение Киева и Русской земли совпали с первыми успехами и славой дружины Владимира, именно Ян, в крещении Илья, стал первым христианским героем Русской земли и таким остаётся до настоящего времени. На его образ новые и новые поколения певцов-сказателей добавляли новые штрихи и новые подвиги.

Есть ещё одно весьма веское доказательство того факта, что Илья был из Брагина. Приехав на пир к князю Владимиру, Илья рассказывает причину своей задержки: «Стоял я заутреню…, а к обедне хотел поспеть к Киеву, да призамешкался.. .». Где стоял Илья, былина умалчивает. Дело в том, что чтобы поспеть к обедне в Киев путнику, в город следовало ехать прямо на юг – к солнцу в зените или вниз по течению Днепра. Поэтому точка, в которой можно стоять лицом к Киеву, располагалась севернее Киева, где расположены Брагин, Любеч, Лоев, Речица, Гомель. Но стоять лицом к восходящему солнцу, или к Любечу и Чернигову, на этой линии можно было только будучи в Брагинском районе. Солнце утром в Брагине встаёт над Любечем, в черниговской стороне. В обед оно для стоящего в Брагине уже светит над Киевом, ну а заходит над Туровом. Илья жил в самой серёдке Русской земли. Дома утром молился к Чернигову, в обед – к Киеву, а вечером, надо полагать, к Турову, на закат.

Иными словами, сказатель русской былины хотел словами Ильи донести силу народа в образе селянина-богатыря в центре земли Русской. Илья жил на перекрёстке двух главный направлений в Руси: север – юг и запад – восток на перекрёстке дорог в Брагине. Место в этом смысле для Руси энергетически сильное. Кто владеет Брагинской землёю – серёдкою Руси ­­– тот и всею Русью владеет. Именно поэтому Илья защищает всю Русь. На этой территориальной основе возникает былина про три поездочки Ильи Муровца. Она основана на трёх дорогах, идущих в разные стороны Руси от её центра в Брагинской земле. Вспомним: «налево пойти – женатому быть» (в Любече любиться), «прямо идти – богатому быть» (с Богом в Киеве), направо ­– на закат солнца, в Туров. День на закате умирает, как жизнь человека к концу подходит. «Солнце вечернюю годину жизни преклонило» – так пишет Кирилл Туровский. Надо полагать, солнце утреннюю годину рождает, и человек молодой любит в молодости. Илья говорит, что не поедет жениться – «зачем мне старому молодая жена». Иными словами, он не хочет ехать к Любечу, на восход солнца. Не хочет он ехать и туда, где богатому быть, – к Киеву. А едет в сторону, где мёртвому быть, – на запад, к Турову. Именно здесь он совершает свой подвиг и разгоняет татей подорожных. Надо полагать, здесь защищает границы Руси и прибавляет земельки святорусской. Возможно, речь идёт про земли Ятвягов и Литвы. Ведь именно с похода на Ятьвягов начинает своё княжение Владимир в Киеве. Надо полагать, что в этом походе с ним был и Илья из села Брагино…

Александр ПАВЛОВСКИЙ,
г. Гомель

К сведению

Илья Муромец  (Илья Муровец, Илья Мурович, Илья Муравлении, Илья Моровленин и др. ) – мифологизированный образ главного героя-богатыря русского былинного эпоса. Многие сюжеты, связанные с Ильёй Муромцем, соединяются, контаминируются и складываются в былинный цикл. Он возглавляет всех русских богатырей и выступает как главный в троице наиболее знаменитых героев – Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алёша Попович.
Именно он совершил наибольшее количество подвигов, что и даёт ему право представительствовать за всё русское богатырство и выступать от его имени перед князем Владимиром Красное Солнышко. В нём подчеркиваются сила, мужество, верность, надёжность, трезвость, мудрость, опытность, справедливость, конструктивность многих действий и даже известное миролюбие. Он один побивает всех врагов; его подвиги – предостережение против набегов на Киев.

Основной эпитет Ильи Муромца в былинах «старый», «старой» (изображение седобородым стариком, едущим по полю на белом коне, носит явно поздний характер) подчёркивает отнюдь не возраст, а исходит из древнего значения – «сильнейший», «мудрейший».



Пакінуць адказ