Настоятель Николаевской церкви Максим Еремич отдал служению в Брагине полвека

Общество

0001

В преддверии дня святителя Николая Чудотворца хочется познакомить читателей с биографией настоятеля Брагинской Николаевской церкви протоиерея Максима Еремича, отдавшего служению в Брагине более 50 лет своей жизни.

Поминайте наставники вашя, иже глаголаша вам слово Божие: ихже взирающе на скончание жительства, подражайте вере их (послание к евреям 13,7-8).
В преддверии дня святителя Николая Чудотворца хочется познакомить читателей с биографией настоятеля Брагинской Николаевской церкви протоиерея Максима Еремича, отдавшего служению в Брагине более 50 лет своей жизни.

Родился будущий отец Максим в семье священника Рычевской церкви Мозырского уезда Онисима Еремича в день Преображения Господня 1820 года. Крещён в честь преподобного Максима Исповедника (память 13/26 августа). Получил воспитание в Минской духовной семинарии, и по окончании курса наук рукоположен во священника к Брагинской Николаевской церкви преосвященным Антонием (Зубко) 8 февраля 1842 года. Ко времени назначения его в Брагин здесь имелось три приходских церкви: Николаевская, Троицкая и Рождества Богородицы.

Приход Николаевской церкви состоял из части местечка Брагина, деревень Юрковичи (с приписной церковью Рождества Богородицы), Стежерное, Кривча, Тютьки, Нудичи, Ясени, Малейки, Заречье, Волоховщина, посада Городище и хутора Гацков. Храм святителя Николая находился в центре местечка и отличался благолепием. Построенный на месте древнейшего в 1784 году, был украшен пятиярусным, писанным на золоте иконостасом, установленным в 1820 году вместо старого. В особом киоте находилась местночтимая икона святителя Николая. Ризница содержала в себе много древних реликвий. Все прихожане были крепостными местного помещика графа Рокицкого. Грамотных во всём приходе только 11 человек. В воскресные и праздничные дни оно часто были отвлечены и от храма, и от своих жилищ разными занятиями и расчётами в пользу помещика. Едва к большим праздникам некоторые из них собирались в церковь. Жили в тесных, полуразрушенных, а многие в курных избах, одевались в ветхие и полуразодранные рубища. Пища была очень скудна.

Не на много лучше было положение и у молодого священника. Дом совершенно ветх, подсобные помещения требовали значительной починки. Церковная земля частично отторгнута к Лоевскому имению помещика Юдыцкого, хотя официально продолжала числиться за приходом, за что из жалования производился вычет. Часть земли обрабатывал сам священник и церковнослужители, но большую часть они отдавали на скопщину, т.е. от засевающих церковные участки экономий и крестьян получали из урожая пятый скоп по издревле принятому обыкновению.

Прибыв к месту служения, отец Максим обратил внимание на малые колокола и то что, звон в них производился также, как и в соседнем костёле. Уже осенью 1842 года был приобретён новый, более тяжёлый колокол, для которого в 1847 году повысили колокольню, надстроив два яруса. В 1853-м тщанием помещика графа Рокицкого, прихожан и на церковную сумму церковь была ошалёвана, устроены новое входное крыльцо, окна, покрыты железом ризница, два крыльца и пономарка. Храм снаружи окрасили, как крышу, так и стены, с написанием шести икон снаружи, купол украсили вызолоченными на жести звёздами. В 1862 г. благочестивый крестьянин Даниил Бакуненко в память об освобождении крестьян от крепостного права на собственные средства позолотил верхнюю главу и крест.

В 1865 году по почину отца Максима единогласно волостным сходом 22 октября постановили перенести торги и базары с воскресных дней на пятницу каждой недели. В 1883 году на церковную сумму в 1800 рублей церковь была капитально отремонтирована, со снятием при этом святого престола и иконостаса. По возобновлении же храма в 6-й день декабря торжественно освящена. На стенах были написаны иконы Ангелов, Евангелистов и святых, в куполе – икона Богородицы, окружённая ангелами, а в алтарной части над горним местом – два ангела, держащие корону.

В бытность отца Максима дважды происходили изменения границ прихода. В 1844 году, в связи с упразднением Брагинского Троицкого и образованием Брагино-Селецкого Преображенского прихода, в состав Николаевского были переданы деревни Шкураты, Ковака, Пожарки, а изъяты Юрковичи, Кривча, Тютьки, Заречье, Стежерное, Малейки, Городище. В 1878 году в состав Глуховичского прихода была передана д. Нудичи, а Микуличского – Пожарки. В 1880-х образована д. Петьковщина. Семья священника состояла из жены Анастасии Петровны и детей Анны, Стефаниды, Зиновии, Иулиании, Ивана, Елисаветы, Лавра и Марии.

Особую деятельность о. Максим высказал в шестидесятых годах в борьбе с польскими магнатами за православную веру и отечество. Первым делом его на этом поприще было содействие закрытию распространённых помещиками польских училищ в деревнях. Естественно, это не могло не вызвать со стороны помещиков противодействия, а неудача последних повлекла за собою озлобление против находившегося в то время в их полной зависимости в материальном отношении православного священника.

Иллюстрацией тогдашних отношений к священнику может служить следующий факт: по распоряжению помещика его экономией выставлялась из прислуги на пути к полям причта стража, которая обязана всякого крестьянина, идущего для обработки поля священника, возвращать назад, а ослушников подвергать истязанию. Последствием таких распоряжений было то, что поля причта оставались иногда по нескольку лет необработанными, и священник с семейством положительно вынужден был голодать. После поражения польского мятежа в 1863 году по распоряжению графа Муравьёва по сему делу произведено строгое следствие и о. Максим был удовлетворён выдачей ему значительной суммы за понесённые убытки.

Отношения эти ещё более обострились со времени обращения в православные церкви четырёх костёлов, при одном из которых для 927-ми прихожан, принявших православие, образован особый приход в с. Великий Бор. Особую радость доставила о. Максиму передача в православное ведомство 11 апреля 1865 года. Брагинского костёла. Это ранее была православная церковь. Так, при переделке в костёле найдены обломки царских врат, православные крест и хоругвь и старые чёрные униатские священнические ризы. Переделка началась 30 мая 1866 года, а закончилась освящением 13 августа 1867 (день тезаименитства о. Максима) в честь новопрославленного святителя Тихона Задонского.

Стараниями священника, его обращениями в прессу в новоустроенный храм присылали пожертвования как деньгами, так и утварными вещами из Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Минска, Вильны, Чернигова, местечек Любеча и Радуля и даже, что особенно знаменательно, из-за границы. Через три дня после освящения в пустопорожних еврейских лавках, расположенных вблизи храма, был поджог злым польско-латинским фанатиком с умыслом уничтожить и новоустроенный храм. Но благодаря скорым и дружным усилиям прихожан пожар потушили, а затем лавки по распоряжению начальства снесли. На освободившемся месте усердием всех крестьян Брагинской волости устроена в 1887 году часовня в память мученической кончины императора Александра II, который в своё время пожертвовал в Тихоновскую церковь на благословение в 1870 году икону Спасителя в сребро-позлащёной ризе. Отцом Максимом был введён благочестивый обычай в новолунные воскресения совершать особые молебны пред Тихвинской иконой Пресвятой Богородицы, присланной из Санкт-Петербурга. На эти молебны, а равно и на храмовые дни 9 мая, 13 августа и 6 декабря собирались не только местные прихожане, но и паломники из других мест.

Такая деятельность священника против польской пропаганды в смутное время была причиною даже посягательства мятежников на его жизнь, которая только благодаря своевременно принятым мерам сохранилась. Будучи ревностным поборником православия, деятельным просветителем тёмного люда, отец протоиерей и в общественной, и в частной жизни являлся образцом доброго пастыря, лучшим представителем духовенства и православного общества, поистине светильником в крае, горя и светя не под спудом, но на свещнице, да светит всем. Деятельность его находила поддержку и в администрации: указом Святейшего Синода от 10 апреля 1872 года возведён в сан протоиерея; с 20 декабря 1845 года по 19 июля 1871 года состоял окружным благочинным; с 20 декабря 1863 года по 18 февраля 1866 года был законоучителем и учителем народного училища, а с этого времени – только законоучителем того же училища. В 1863 году, 31 мая, избран в сотрудники Императорским Вольно-экономическим обществом; с 25 апреля 1880 года состоял духовником окружного духовенства; с 1884 года по 9 мая 1888 года – наблюдателем за церковно-приходскими школами; с 1886 года состоял почётным блюстителем Брагинского народного училища.

Награждён набедренником, скуфиёй, крестом и двумя медалями в память Отечественной войны  и  усмирения польского  мятежа;  орденами святой  Анны 2-й и 3-й  степеней, Владимира 4-й степени; камилавкой, наперсным крестом. Кроме этого, неоднократно объявлена была ему признательность епархиального начальства и Дирекции народных училищ – за усердие по должности благочинного, приведение в благолепное состояние церквей, за распространение грамотности между крестьянами и, в частности, за отличное преподавание Закона Божия в народном училище. По определению Святейшего Синода и распоряжению господина попечителя учебного округа выданы ему две денежные награды. Окружным духовенством за 25-летнюю службу преподнесена ему икона Спасителя.

Не был забыт почтенный протоиерей и через следующие 25 лет. Так как день юбилея совпал с днём вселенского поминовения усопших, то празднование перенесено на 9 февраля. Впрочем, на этот раз оно было чисто семейное, в кругу детей и внуков. Официальное чествование по постановлению окружного духовенства отложили на четверг Светлой недели. В день юбилея, 8 февраля, местным благочинным предложено духовенству округа отслужить литургию и молебен и при поздравительных письмах прислать юбиляру заздравные просфоры, что большинством священников и было исполнено. Вместе с приветствиями местного духовенства получено от почитателей более 10 телеграмм и 16 приветственных писем. Не безызвестно было и прихожанам о дне юбилея их настоятеля. После Божественной литургии местным благочинным с зятем отца Максима, священником Платоном Бирюковичем, отслужен молебен святителю Николаю Чудотворцу, святому Тихону Задонскому и преподобному Максиму Исповеднику с провозглашением многолетия юбиляру. Хор певчих из местного народного училища под управлением своего учителя стройно пропел литургию и молитвы. В доме протоиерея совершён был также краткий молебен с провозглашением многолетия, после которого отца Максима поздравили все присутствующие. Среди них – церковный староста, представители от прихожан и попечители, причём один из прихожан, бывший 20 лет членом церковно-приходского попечительства, поднёс ему на блюде хлеб-соль.

По окончании поздравлений хозяином предложил присутствующим обед. В 17.00 был благовест к вечерне, пред отпустом которой прочтено отцом Максимом Еремичем из сочинений святителя Тихона о страшном суде. В конце вечери одна из благочестивых прихожанок Брагина, желая почтить юбиляра, вручила старосте 40 рублей для приобретения на эти деньги полного священнического облачения.

К сожалению, не долго служил отец Максим после торжества его юбилея. В 1893 году он вынужден был по болезни выйти за штат и в скором времени скончался. Погребён возле Николаевской церкви. Ныне на месте этого храма расположено здание магазина №58. Могила не сохранилась.

Ростислав Бондаренко,
священник

 

 



Пакінуць адказ