Там, где дом стоял…

Общество

dom

Заброшенный дом с пустыми глазницами окон, покосившийся забор, буйно разросшийся вокруг бурьян, одичавший сад… А когда-то здесь звучал детский смех, весна призывала хозяев к привычным земельным хлопотам, зимой из трубы весело струился дымок, а по утрам окрестности будил горластый петух. Сейчас – грустное, унылое зрелище. Видимо, строения, как и люди, переживают свои времена молодости, расцвета, старости. Угасают. Если, конечно, остаются без хозяев, не получают второе дыхание.

Возможно, раньше и было большой удачей получить домик на селе в наследство. Нынче же это для многих головная боль. Бывает, что сумма за оформление необходимых документов превышает стоимость старых стен. Поэтому далеко не все спешат официально принимать такое «богатство», да ещё в неперспективных деревнях. А дома старятся, ветшают, явно не украшая сельские улицы, в сухую погоду к тому же создают определённую пожарную опасность. Но государство очень серьёзно относится к вопросам наведения порядка на земле. В Беларуси законодательно закреплён комплекс мер, направленный на сокращение количества пустующих и ветхих домов в сельской местности, а также на стимулирование нерадивых собственников к тому, чтобы они надлежащим образом содержали своё недвижимое имущество, использовали его по назначению. Действия местных властей в данном направлении регулирует Указ Президента Республики Беларусь от 23 февраля 2012 года №100.

Итак, если граждане, имеющие право пользования домом, проживают в нём последние три года менее месяца в календарном году и не предоставили в сельский исполнительный комитет сведения о намерении использовать его по назначению, такое строение переходит в категорию пустующего. Хозяину направляется уведомление о необходимости навести порядок в покинутом домовладении, и если ситуация за отведённое время не меняется, дальнейшую судьбу жилья решает суд – передать его в собственность государства или, скажем, выставить на публичные торги.

Такая же пошаговая процедура разработана и в отношении ветхих домов, что не только проводят свои зимы и лета в одиночестве, но и содержатся бесхозяйственно, не соответствуют санитарно-техническим требованиям. Иными словами, не являются пригодными для проживания.

Ветхий дом или пустующий – это определяет компетентная комиссия, в состав которой входят представители местной власти и специалисты из ряда районных служб. Затем – общение с людьми, разъяснительная работа. Гражданам нужно знать не только о правах, но и об обязанностях в отношении жилых домов, в том числе последствиях, которые могут наступить в результате небрежного отношения к оформлению документов, подтверждающих права собственности.

Казалось бы, портит внешний вид деревни забытое, неприглядное строение – под снос. Но сделать это можно только в случае нецелесообразности его использования в дальнейшем и с согласия владельца (по заявительной системе). А если хозяина дома нет? Тогда сельисполком имеет право обратиться в суд с требованием о признании права собственности. Так что решать судьбу заброшенного дома – дело не одного месяца и даже года, довольно длительный процесс.

В прошлом году на Брагинщине, по словам председателя районного Совета депутатов Николая Ковалька, сельские улицы избавились от 360 полуразрушенных «хижин». Работы проводились на территории всех сельсоветов, но больше всего заброшенных домов сократилось в населённых пунктах, находящихся в непосредственной близости от границы, – ставилась цель не создавать условия для совершения преступлений. К процессу по освобождению территорий от ненужных построек были причастны Брагинское ПМС, ДРСУ-155 г. Хойники и ПМК-73 г. Калинковичи, владеющие специальной техникой.

В среднем на снос одного дома потребовалось 11 миллионов, а финансовые затраты за год составили 4 млрд 8 млн рублей. Согласитесь: деньги из государственной казны идут немалые. А что взамен? Чистые, благоустроенные улицы, дополнительные гектары в сельхозоборот. И жить безопаснее.

Основные усилия в этом году планируется сконцентрировать в деревнях Малейковского, Бурковского и Чемерисского сельских Советов. Вот только денежные средства, предусмотренные на снос заброшенных строений, пока не превышают 2,8 млрд рублей. Видимо, пришло время и гражданам проявить высокое сознание: больше внимания уделять порядку, и не только на своих усадьбах, но и во дворах престарелых родителей, а также понять, что уход за «родовым гнездом» – прямая обязанность наследников, а не органов местной власти. Каждый клочок земли должен быть востребован и приносить пользу.

Валентина БЕЛЬЧЕНКО



Пакінуць адказ