Одним из героев книги-летописи «Афганский альбом» стал наш земляк Виктор Балобан

Нашы праекты: імёны малой радзімы Общество

В альбом вошли более полусотни очерков гомельчан, эксклюзивные фотографии воинов-интернационалистов. Книга посвящена 30-летию вывода советских войск из Афганистана. 

Выбор идти служить в Афганистан брагинчанин Виктор Балобан, выпускник Краснобережского сельхозтехникума, сделал осознанно. Как и многие его сослуживцы по двухмесячным курсам вождения БТР в туркменском Казанджике. Альтернативой участию в боевых действиях в далекой стране рисовалась дальнейшая служба в жаркой советской республике с выходцами из среднеазиатских окраин большой страны. Их было в части, в которой потом предстояло провести два года, большинство, и отношения со славянами ох как не складывались. В общем, отучившись водить боевую машину в горно-пустынной местности, белорусский парень в декабре 1980-го попал “за речку” в отдельный инженерно-саперный батальон, базировавшийся в городе Кундузе. Это воинское подразделение примечательно тем, что прибыло в Афганистан из Германии и было укомплектовано специалистами таких воинских специальностей, о которых в горной засушливой стране и говорить неудобно. Например, нашего земляка определили в разведывательно-водолазный взвод. Кстати, с собой из Европы советские военные привезли и водолазное снаряжение. Пару раз его даже использовали, отметил Виктор Иванович: для вытаскивания из горных рек утонувшей техники и тел погибших. Потом, правда, снаряжение забрали и перевезли в Союз.

Как и любое саперное подразделение, они шли впереди колонн для обеспечения безопасного проезда. Но так получалось не всегда. Душманы изощрялись в постановке разнообразных минных ловушек. Немецкие овчарки, натасканные на поиск взрывчатки, не помогали, потому что от жары просто валились на бок. Надежда была на приобретенные знания и интуицию. — В один из выходов, — рассказывает Виктор Иванович, — впереди колонны шел танк Т-62. И “поймал” фугас — двигатель многотонной бронированной бое­вой машины буквально вырвало и выбросило вперед на дорогу, метров на 15. Интересно, что весь экипаж остался жив, только контузило. Ну, еще командира танка и механика-водителя облило горячим моторным маслом. По идее, взрывной заряд должен был сработать под башней, и тогда экипаж, как правило, погибал. Но у духовских саперов что-то пошло не так.

Как-то ребята из подразделения Балобана, обследовав очередную дорогу перед прохождением колонны и щупами, и с собакой, ничего не нашли и спокойно проехали на БТР дальше. А под первой же БМП сработал такой мощный фугас, что от машины остался только каркас. На месте погибли восемь ребят. Нашли только фрагменты их тел. Это был удар по профессионализму саперов, сутки ходили как в воду опущенные, кусок в горло не лез. Такова оказалась реальность той войны. Существовала и другая реальность: инфекционные болезни. Дизентерия, тиф, малярия и гепатит одно время настолько сократили численный состав батальона, что пришлось прибегать к реорганизации. Потому что стало не хватать людей для выездов на разминирование, несения караульной службы, просто нарядов на кухне. Нашего земляка, как говорится, Бог миловал. Полгода Балобан водил БТР, накатав на нем 30 тысяч километров, а потом получил звание сержанта и должность замком­взвода. В части вступил и в ряды КПСС, причем одну из рекомендаций дал замполит батальона, который до этого упек белоруса на гауптвахту на несколько суток за неуставные отношения. Помещением для отбывания наказания служила железная емкость, вкопанная на треть в землю. Жара в той бочке — как в пекле, вспоминает Балобан. — А на самом деле, — рассказывает Виктор Иванович, — просто нашелся земляк, который решил, что буду его прикрывать в неблаговидных делах, потому что тоже белорус. Но ошибся, и я ему это наглядно объяснил.

Свой дембель полесский парень запомнил на долгие годы. В части для них не нашлось парадной формы: так и не подвезли. Поэтому уходили домой в обычных гимнастерках ПШ, предварительно ушив их и отгладив. А еще Балобана представили к медали “За боевые заслуги”. Но чтобы получить ее, предложили послужить еще пару месяцев. Парень не согласился, потому что очень хотелось учиться дальше, а так пропускал очередную вступительную кампанию в вузе, в котором давно мечтал учиться — Горецкой сельхозакадемии. Прибыв домой в начале ноября, Виктор успел оформить документы на подготовительное отделение.

Медаль пришла весной следующего года. Вручал награду райвоенком, прямо на кафедре. Кстати, цветы виновнику торжества преподнесла девушка, которая позже станет женой Балобана. В тот день они познакомились. Это была первая афганская боевая награда в академии. Потом будут еще и еще.

А Виктор Иванович пошел по своей трудовой стезе, связанной с землей. Работал в разных хозяйствах Брагинского района на руководящих должностях. Последние 16 лет ветеран-афганец возглавляет районный профсоюз работников АПК.

ГП



Добавить комментарий