Мужество. Подвиг. Память. Путь от пионервожатого до фронтовика, от фронтовика до учёного

К 76-летию Великой Победы Нашы праекты: імёны малой радзімы

Мы завершаем цикл публикаций, посвящённый нашим героичным землякам, воевавшим педагогам, историей о боевом пути уроженца деревни Старая Иолча Алексея Мачуленко. Заслуживает внимания тот факт, что в первые дни Великой Отечественной Алексей Иванович эвакуировал в советский тыл 70 детей из двух пионерских лагерей, а значит, сберёг не один десяток маленьких жизней. Но обо всём по порядку.
(Напоминаем: в основу статьи положена исследовательская работа учительницы Комаринской школы Валентины Шульги).

Дети играли в войну, а где-то слышались взрывы

Тёплый солнечный день 22 июня 1941 года. В лесных прибрежных краях реки Нёман Щукинского района проводилась военная игра. Детской радости не было предела. Так жила советская страна, так был организован отдых детей в пионерском лагере «Лысая гора».

А кругом громыхало. Шла уже настоящая война. Но об этом пионервожатый Алексей Мачуленко со своими подопечными узнали только вечером. Под руководством начальника пионерского лагеря Александра Рыбакова принимается решение об охране, а затем – и об эвакуации детей.

В полдень 23 июня 1941 года в лагере всё опустело. Основная масса пионеров с Рыбаковым ушли по реке Нёман, через Столбцы на Барановичи. К сожалению, группе не удалось прибыть к месту своей цели. Уже в начале пути она была рассеяна наступавшими фашистскими войсками.

Другую группу, около 50 человек, сформировал Алексей. Им было велено пойти в другую сторону – до железнодорожной станции Рожанка, совершить посадку детей в вагоны и отправить по домам.

Когда подошли к станции, то увидели – железная дорога разбита. Как быть? Назад хода нет, до города Лиды далеко – 50 км, а детям – 8–12 лет. Из замешательства Алексея Мачуленко вывели дети: «Мы без вас никуда не пойдём». И так из пионервожатого он превратился в ответственного за каждого из них.

Немногим более чем за сутки ими было пройдено 70 км. Немецко-фашистских захватчиков не встретили, но что такое война, увидели. Разбомблённые железные дороги и составы, пылающие деревни и города, убитые и искалеченные люди…

К утру 24 июня дети пришли в горящую Лиду. Их разместили в пустовавшем здании детского дома. Усталые и голодные, они были испуганы и измучены. Пережитая трагедия давала о себе знать.

Когда они встретили детей из пионерского лагеря «Озёры», то никого из руководителей не было. Начальник лагеря куда-то исчез, а пионервожатые разъехались и разошлись по домам, оставив мальчишек и девчонок на произвол судьбы.

Отправились на железнодорожный вокзал. Отходил последний эшелон. Детей отправляли в первую очередь. По распоряжению военного коменданта, обе группы ребят пионерских лагерей «Лысая гора» и «Озёры» в составе 70 человек, Алексея и пионервожатой Иту Доровских разместились в отдельном товарном вагоне.

Спасали самое дорогое

Много сотен километров, городов и полустанков проехали вожатые с детьми. В длинной дороге было испытано немало трудностей военного времени.
Пятые сутки в пути… Исколесили почти всю Беларусь и оказались на территории России. На железнодорожной станции Росток поезд поставили на запасные пути, освободив ветку для прохода составов, идущих на фронт. От бригады локомотивщиков узнали, что застряли надолго.

– Вернулся к себе в вагон. По углам в изнеможении на соломе кто-то из детей лежал, кто-то сидел, а кто-то стоял. И среди них Ита Доровских. Я рассказал о нашем положении, о названии вокзала. Дети невнятно слушали, а их глаза горели. Они были голодны. За время нашего пути некоторым кое-что удалось съесть, а основная масса детей уже пятые сутки ничего не ела.

Из числа ребят отобрали тех, кто покрепче, и отправились искать помощь. Узнав, что неподалёку есть райком партии, пошли туда и прямо всей гурьбой завалились к первому секретарю. Их приняли. Выслушали просьбу. Через час на грузовой машине привезли семь больших плетёных корзин овощей. Этим они спасли детей и себя.

Отправившись дальше, останавливались в городах и сёлах России. Везде их встречали тепло, давали пищу и приют.
Первая большая остановка нелёгкого пути из войны в мирную обстановку военного времени была в Ульяновске. Там всех поселили в школе для глухонемых.

В августе 1941-го, оставив гостеприимный Ульяновск, отправились во вновь организованный детский дом в селе Екатериновка Безенчукского района Куйбышевской области. Алексея Мачуленко приняли на работу заместителем директора по воспитательной работе.
Жизнь детдомовцев в селе вошла в свой ритм: воспитанники были обеспечены всем необходимым, учились. Спустя 2–3 года, повзрослев, стали у станков военных заводов.

На фронт!

Недолгим было пребывание Алексея Мачуленко в детском доме. В августе 1941 года Безенчукский райком комсомола получил телеграмму: комсомольцы-белорусы, проживающие в районе, должны были явиться в Москву на встречу с первым секретарём ЦК ЛКСМБ Зимяниным. Алексей начал собираться в дорогу.

– Трогательным было прощание с моими юными друзьями. Щемило сердце в момент последних рукопожатий, неотступной была мысль: встречу ли когда-нибудь я их. Далеко за околицу провожал меня Гера. В широкой волжской степи с чувством грусти и надежды расстались двое – пионер и пионервожатый.

Встреча Алексея с Михаилом Зимяниным состоялась в Орле 11 сентября 1941 года. Разговор был предельно коротким. После приветствия сразу же вопрос:

– Как вы знаете Западную Беларусь?

– Только по тому, что работал в пионерском лагере.

– Нас это не устраивает.

В руках Михаила Васильевича появился листок бумаги.

– Куда писать направление на поезд?

– На фронт, защищать Родину!

– Мы не направляем. Куда? – пять раз повторил он.

– На фронт!

– Откуда прибыл?

– Из Куйбышевской области.

С отметкой «Куйбышевская область» Алексей получил проездной документ.
За время войны ему пришлось пройти немало военных дорог. Он был участником боёв на Ленинградском и Карело-финском фронтах.

12 октября 1941 года

С рассветом военная часть поставила цель прорвать кольцо окружения фашистскими войсками Ленинграда.
В наступление продвинулись километра полтора. Алексей был на левом фланге наступавшего подразделения. Сизая пороховая дымка, утренняя пасмурность, лесные потёмки затрудняли видимость. И всё же он заметил, что довольно большая группа фашистов, примерно около роты, пробирается к ним, в тыл, используя ослабленную оборону на стыке. Алексей Мачуленко знал, что на этом участке находился пулемёт «Максим». Но почему он молчит? Ситуация критическая. В подобных случаях, как правило, солдат не рассуждает, а действует по обстановке.

Подбежав, увидел: стрелок лежит мёртвый на пулемёте, подносчик патронов – на ящике. Мгновенно Алексей сам упал за орудие, нажал на спуск и стал косить по наступавшим.

Попытка фашистов прорваться в тыл наших войск была предотвращена. Было видно, как они падали, прятались за деревьями, отступали, тянули друг друга.

Прошло немного времени. Пришедшие на подмогу солдаты заменили Алексея за пулемётом. Бой продолжался. Часть несколько продвинулась вперёд.

─ Я направился занять своё место среди наступающих. Вдруг слышу: летят фашистские мины прямо на мою голову. Бывалый участник боевых действий безошибочно мог определить место падения снаряда. Я мгновенно падаю на землю, сапёрной лопаткой накрываю голову. Вокруг меня градом сыплются вражеские мины. В голове одна за другой пролетают мысли: попал или ничего. И вдруг рядом со мной, с левой стороны, разрывается мина. Я оглушён, сделался невменяемым. Вскакиваю. Подбегает солдата – мой друг Саша, спрашивает, что со мной. Молчу, но начинаю приходить в себя. Ощущаю что-то неладное с ногой. Трогаю ─ руки в крови. Идти не могу. На помощь к нам поспешил санитарный инструктор. Они осмотрели мою рану и сделали перевязку. После этого мы с Сашей обнялись и, не сдержав слёз, расстались. К сожалению, навсегда. Так закончился для меня один день войны – 12 октября 1941 года.

После ранения продолжил службу в военном госпитале Тюмени, в составе 70-й отдельной морской бригады на Карело-финском фронте. Был в десантных войсках химинструктором, освобождённым секретарём комсомольской организации батальона.

В мирное время

После войны Алексей Мачуленко восстановился в правах студента и в июле 1946-го получил диплом об окончании Белгосуниверситета имени В. И. Ленина по специальности «преподаватель истории».

В 1964 году защитил диссертацию с присвоением учёной степени кандидата исторических наук. Решением ВАК СССР от 17 октября 1969 года ему присвоено звание доцента. Почти 40 лет отработал преподавателем, старшим преподавателем, доцентом Белорусского политехнического института в Минске.

За свою трудовую жизнь и участие в Великой Отечественной войне награждён орденом Отечественной войны II степени и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», Почётной грамотой Президиума Верховного Совета БССР и нагрудным знаком «Отличник высшего образование СССР».

Ирина СТЫЧИНСКАЯ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *