Председатель Малейковского сельского Совета Пётр Кудан – об аварии на ЧАЭС и жизни в новых условиях

Важное Да 35-годдзя чарнобыльскай трагедыі Общество

События весны 1986-го Пётр Михайлович помнит в деталях.

О том, что на атомной станции в Чернобыле произошёл взрыв, молодой председатель колхоза «Парижская коммуна» Пётр Кудан узнал случайно. Субботним утром 27 апреля он направился в Комарин за механизатором, который помогал колхозу в проведении сельхозработ. По дороге, близ остановки на Голубовку, взяли попутчиц – двух женщин с детьми, которые шли в деревню Чернев. Они-то и сообщили печальную новость. Особой тревоги их слова тогда не вызвали. Мужчины, проходившие военную подготовку, знали о последствиях радиации, но до конца не осознавали весь масштаб надвигающейся трагедии.

Родом Пётр Михайлович из Савич. Какая это была большая и красивая деревня! Просторная трёхэтажная школа на 600 учеников, шесть магазинов. Успешный совхоз «Савичи» специализировался на производстве семян овощей.

После окончания в 1975 году десятилетки для выросшего в сельской местности парня выбор профессии был предопределён – посвятить себя сельскому хозяйству. Не иначе. Так вчерашний выпускник школы поступил в Горецкую сельскохозяйственную академию на агрономический факультет. Окончив её в 1980-м, был направлен на работу в родной район.

Трудился главным агрономом в колхозе имени Фрунзе (центральная усадьба – Асаревичи). Позже молодого и грамотного специалиста отправили на курсы повышения квалификации для будущих руководителей. После обучения был откомандирован на выставку достижений народного хозяйства в Москву, а затем стал набираться опыта в одном из лучших хозяйств БССР – колхозе «Рассвет» Лунинецкого района. Первого февраля 1985-го Петра Кудана приняли на работу в райком партии на должность инструктора сельхозотдела. Спустя полгода, в августе, был назначен заместителем председателя колхоза «Парижская коммуна», центр которого находился в Шкуратах. А 15 апреля, за одиннадцать дней до техногенной катастрофы, 28-летнего Петра Кудана избрали председателем.

– Весна 35 лет назад была щедрой на солнце. К 26 апреля хозяйства района закончили сев яровых культур, активно занимались внесением органических удобрений под свёклу. Работы хватало, – вспоминает Пётр Михайлович. – Несмотря на произошедшее в Чернобыле, продолжали трудиться в штатном режиме. Людям были даны лишь рекомендации: реже выходить на улицу и не открывать окна.

В субботу третьего мая Пётр Михайлович отправился к родителям, чтобы вместе с семьёй отпраздновать Пасху. Вечером сельская молодёжь собралась в клубе. Ближе к полуночи приехал водитель и сообщил, что председателю необходимо срочно явиться в райисполком.

В 24.00 внеплановое совещание открыл председатель райисполкома Александр Прокопов. Он рассказал о сложной ситуации в Чернобыле, отселении из 30-километровой зоны и эвакуации скота. Жителей пострадавших деревень было решено отправить в условно чистые населённые пункты Брагинского района.

Перед руководителями сельхозпредприятий стояла задача разместить прибывших людей и поголовье общественного стада. После совещания, которое длилось ровно час, Пётр Михайлович направился в свой колхоз, где его уже дожидались члены партактива и правления.

Ситуация усложнялась тем, что на территорию хозяйства должно было переселиться почти в три раза больше населения, чем проживало. На столько же увеличилось поголовье скота.

Утром следующего дня в 9.00 начали съезжаться машины с жителями Гдени, тружениками «Чырвонай Украіны». Медлить было нельзя.

В каждый дом селили по две семьи. Никакого непонимания и протеста со стороны местных сельчан не было. Жили дружно, вместе садились за стол, сообща решали бытовые проблемы.

Правление «Парижской коммуны» находилось в обычной деревенской хате, половина которой была отдана коллегам из «Чырвонай Украіны». И уже с понедельника два хозяйства начали свою деятельность в новых условиях на одной территории.

Тогда думали, что всё это временно. Работники прибывшего колхоза консервировали объекты, перегоняли технику, пытаясь сохранить материальную базу. Это делалось с расчётом на то, что всё вернётся на круги своя.

С октября 1986-го людей с пострадавших территорий начали расселять в другие районы области, где для них было построено жильё.

Но по Гдени никаких решений не принималось. Мотивировалось это тем, что территория не подходит под критерий отселения по заражённости земель цезием. Начался период сильных дождей. Ждать было нечего, и председатель правления колхоза Владимир Коваль принял решение о возвращении. Сельчане прожили в деревне до 1991 года, до следующего отселения.

Хотя «Парижской коммуны» все тяготы кочевой жизни и не коснулись, проблем хватило с лихвой. Люди, напуганные радиацией, пытались в спешке покинуть насиженные места. Так хозяйство лишилось главного бухгалтера и главного инженера. Ощущалась нехватка кадров во всех сферах сельского хозяйства. Но зато те, кто пришёл после, стали тем самым связующим звеном, на котором держалось хозяйство. Специалисты приезжали сразу же после окончания учебных заведений. Для них в деревне организовали молодёжную коммуну, приспособили два дома под общежития. В 1987-м началось строительство дома культуры в Шкуратах, где позже организовали ансамбль.

Пётр Михайлович говорит, что основной костяк механизаторов, лучших работников ОАО «Брагинка» (на сегодня) – это те молодые люди, которые в конце 80-х и начале 90-х пришли работать в колхоз сразу после армии и школы.

Председателем колхоза «Парижская коммуна» Пётр Кудан проработал 8 лет. Одно время Пётр Михайлович возглавлял управление сельского хозяйства и продовольствия, был директором Полесского государственного радиационно-экологического заповедника.

Сегодня он председатель Малейковского сельского Совета. Гордится тем, что не раз встречался с Александром Лукашенко, принимал его у себя на родине. Кроме того, ему была объявлена благодарность от главы государства и вручены именные часы. А медалью «За трудовую доблесть» Пётр Михайлович награждён в конце рокового 1986-го.

Ирина СТЫЧИНСКАЯ
Фото автора



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *