Репортаж из глубинки. Старшей жительнице – 100 лет, а младшая ещё школьница

Беларусь памятае Общество

Екатерина Марковна не жалеет, что возвратилась в Савичи. Здесь всё её сердцу мило.

Как встречают весну самосёлы спустя 35 лет после аварии на ЧАЭС

Савичи. За свою историю эта деревня видела многое. Во время Великой Отечественной войны фашисты сожгли 33 её жителя. Позже населённый пункт удалось восстановить, да так, что гремел он на весь Советский Союз. Если быть точным, то совхоз «Савичи» благодаря своим сельскохозяйственным достижениям был настоящим аграрным гигантом. Но всё изменил апрель 1986-го. Радиация. Отселение. Только своё существование деревня не прекратила. В 90-х сюда начали возвращаться.

Про Савичи я услышала задолго до того, как приехала в Брагин. В Рогачёвском районе, откуда родом, есть населённый пункт с переселенцами из этой деревни. Ещё тогда, слушая воспоминания людей, оторванных от отчего дома, остро ощущала их тоску по дорогой сердцу сторонке. Видимо, у некоторых она была настолько сильной, что не смогли прижиться на новом месте и приняли решение вернуться. Как живут савичские самосёлы сегодня? Вместе с Петром Ветченко, помощником лесничего Савичского лесничества, который отлично знает и эти места, и людей, мы отправились в путь.

Новая Гребля, Просмычи, Грушное, Двор Савичи… Сами не заметили, как добрались до пункта назначения. О том, что деревня так и не получила второе рождение, несложно догадаться уже на подъезде. Хотя бы по тому, что отсутствовал указатель с названием населённого пункта.

«Здесь когда-то были дома… Здесь. И здесь. Там тоже…», – указывал жестами по обе стороны дороги Пётр Петрович, воссоздавая в моём представлении образ тех, некогда больших и красивых Савич, где счастливо жили более 1300 человек.

Пётр Ветченко: когда-то на этом месте находилось Савичское лесничество. Теперь оно расположено в Новой Гребле.

Как бы выглядела деревня сегодня, не случись взрыв на четвёртом энергоблоке? Воображение рисует картинки сельского благополучия: красивые дома с аккуратными палисадниками, ухоженные улицы, детский смех, разговоры соседей на лавочках, спешащих по своим делам жителей… И такая тоска накатывает. Словно заглянула в параллельную вселенную, где не было ни аварии, ни выселений.

«А это – клуб, рядом – детский сад, через дорогу – контора, сельсовет» – возвращает меня к реальности попутчик. Некогда большие и красивые строения провожали нас потухшим взглядом.

Молодёжь на стадионе.Чернобыльская трагедия ещё не скоро.

На дороге мы встретили человека с ведром, размеренным шагом направляющегося в сторону колодца (позже узнала, что это Григорий, сын Екатерины Марковны, к которой мы направлялись).

Дом Екатерины Чечко выделяется. Прямо перед забором – аккуратная клумба с уже проклюнувшимися тюльпанами, скамейка, на воротах – яркая вывеска с графиком работы автомагазина со слоганом «Жить заботами сельчан». А заботы, как рассказала женщина, у савичских самосёлов те же, что и в других деревнях, – посадить огороды в срок и подготовиться к Пасхе. К слову, тот далёкий 1986 год ассоциируется именно со Светлым Христовым Воскресеньем. Люди готовились к великому празднику, даже не подозревая, что пришла беда.

Екатерина Марковна жила тогда в Залесье, теперь этой деревни нет. На Всенощную их вывезли в Углы, где до заморозков доили коров, а как выпал первый снег, сказали: езжайте, кто куда хочет. Семья Чечко отправилась в Октябрьский. Но через год вернулась назад.

Сегодня Екатерина Марковна живёт в Савичах в доме своей крёстной. Внутри тепло и уютно, на подоконнике, свернувшись клубком, мурлычет трёхмастная кошечка Марина, любимица женщины. На стенах – десятки фотографий родных и близких. «А это итальянцы приезжали, а на следующий год привезли мне эти снимки» – указала жестом на коллаж Екатерина Марковна.
На вопрос «Как ей здесь?» ответила, что бывает трудно, но справляется. Сын Гриша помогает очень.

Односельчане Валя с Иваном приходят. Продукты покупают в автолавке, где есть всё необходимое. Медицинское обслуживание тоже доступное. «Хороший, внимательный доктор у нас в Храковичах», – говорит женщина, имея в виду врача общей практики Андрея Жевняка. «И медсестра, и фельдшер там такие же отзывчивые, стоит только обратиться к ним». Телевизор Екатерина Марковна редко смотрит, если только «кино, где влюбляются», от других, говорит, давление поднимается. Выписывает газеты, любит почитать. Но сейчас все её заботы, несмотря на возраст и проблемы со здоровьем, направлены на будущий урожай. На грядках уже есть первые всходы озимого лука и чеснока. А в теплице высажены перец, огурцы и помидоры.
Екатерина Марковна, привыкшая к общению с корреспондентами, напоследок поинтересовалась, из какого я издания. «До вас ко мне уже приезжали. А один журналист меня как родную каждый год навещает, звонит, интересуется: как вы, Марковна? Хорошие люди».

Сегодня из более сотни самосёлов в деревне осталось 13. Старшая, Федора Марковна, отпраздновала вековой юбилей, а самая младшая ещё ходит в школу.

Обратно ехали молча. Говорить совсем не хотелось. В пути каждый думал о своём. О жизни савичских самосёлов, о беззаветной любви к родной земле, о гостеприимной и открытой Екатерине Марковне, детях, родившихся и выросших здесь уже после аварии. Покинув отчий дом, они уйдут во взрослую жизнь и уже вряд ли сюда возвратятся.

Ирина СТЫЧИНСКАЯ
Фото автора
и из сети Интернет



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *