Фронтовой радист и педагог. Ранее неизвестные страницы из жизни нашего земляка-героя Максима Шама

Беларусь памятае Общество

Максим Шам в первом ряду справа.

76 лет… Казалось бы, за такой немалый срок всё уже известно о той войне: о сражениях, подвигах и славных бойцах. И добавить нечего.

Но с ходом времени нам открываются всё новые и новые страницы истории. Нередко такие открытия происходят внутри семьи, когда мы случайно узнаём о героическом прошлом наших воевавших родственников.

Так случилось и в жизни нашего земляка Алексея Шама, который всего пару лет как узнал о фактах из жизни своего дяди Максима Ивановича. О сражениях и о том, что его за заслуги в боях представляли к званию Героя Советского Союза. На мысль поделиться с читателями этими сведениями Алексея Григорьевича натолкнул ряд публикаций о воевавших учителях – уроженцах Комарина.

Родился Максим Шам в селе Новая Иолча в 1921 году. В семье он был старшим из пятерых детей и первым помощником отца.

В ряды Красной Армии был призван в мае 1940-го. Радиотелеграфистом прошёл нелёгкий военный путь от Острога до Берлина в составе 43-й Гвардейской пушечной артиллерийской Запорожско-Одесской Краснознамённой бригады. А именно – в 170 пушечно-артиллерийском полку. Боевое крещение часть получила под украинским городом Острог. Позже было тяжёлое сражение за Харьков. А 19 ноября 1942 года в составе 65-й армии полк взламывал прочную оборону фашистов у стен Сталинграда. За проявленное в том легендарном сражении мужество Максима Ивановича наградили медалью «За оборону Сталинграда». За героизм личного состава, проявленный в боях по окружению и уничтожению врага, 10 апреля 1943-го полку присвоили почётное звание Гвардейский, а 31 мая знамя артиллеристов украсил орден Красного Знамени.

В мае 1944-го полк вступил на территорию Молдавии, где его объединили с 99-м пушечно-артиллеристским полком. Вновь сформированная часть принимала участие в прорыве немецкой оборонительной полосы в районе южнее Ковеля. Позже освобождали Люблин и Варшаву. А после взятия Познани часть вышла к Одеру. Начались ожесточённые бои с врагом за расширение плацдарма на западном берегу.

В ночь на 16 марта часть форсировала реку и заняла огневые позиции в районе Зееловских высот – последней преграды на пути к Берлину.

Пятого апреля 1945 года бойцов облетело радостное известие: за образцовое выполнение задания при вторжении в пределы Бранденбургской провинции часть награждена орденом Ленина. А уже 16 апреля мощный артиллерийский шквал обрушился на Берлин. Подвиги артиллеристов, в числе которых был и наш земляк Максим Шам, вновь были отмечены советским правительством. За взятие столицы Германии часть наградили орденом Кутузова II степени.

Максим Шам.

Из наградного листа: «Товарищ Шам является смелым в бою, находчивым и сноровистым младшим командиром…

…1-го августа 1944 года товарищ Шам вместе с командиром дивизиона в числе первых подразделений пехоты, начавших форсирование р. Висла, переправился на западный берег реки. Противник яростно сопротивлялся…

…В течение всего дня напряжённого боя, под огнём противника и беспрерывной бомбёжкой с воздуха, не обращая внимания на опасность для жизни, товарищ Шам обеспечивал командира дивизиона отличной радиосвязью, в результате чего дивизион обеспечил захват плацдарма, и наши части прочно закрепились на западном берегу р. Висла… 

За доблесть и героизм, проявленные при форсировании р. Висла, достоин присвоения звания Героя Советского Союза».

И хотя самого высокого звания старший сержант Шам не получил, домой всё равно вернулся героем. Кроме медали «За оборону Сталинграда», он был дважды награждён медалью «За отвагу», медалями «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы» и орденом Красного Знамени.

Уже в мирное время Максим Шам окончил университет в Киеве. Был председателем сельсовета и секретарём парторганизации в Комарине. После преподавал историю в школе в Берёзках.

Вот что говорит о нём его дочь Елена Максимовна: «Папа был очень добрым и чутким человеком. Всегда к нему шли за советом, и он никому не отказывал. Несмотря на тяжёлые испытания, он всегда оставался человеком. В 1961 году умерла наша мама, и отец поднимал нас, троих детей, практически в одиночку, всем дал высшее образование. Для нас он был самым лучшим и до сих пор мы свято храним память о нём. Не стало его в 1982-м. В этом году ему бы исполнилось 100 лет».

С теплом вспоминает о Максиме Ивановиче и его племянник: «Дядя запомнился мне добрым и мягким человеком. Он не любил рассказывать о войне, поэтому я до недавнего времени и не догадывался о его героическом прошлом. Как-то раз вскользь он упомянул о тяжёлых боях за Харьков. Потом слышал от него, что в сражении за Сталинград они участвовали в окружении армии Паулюса. Помню, что дядя очень любил порыбачить на берегу Днепра. Ещё одно его увлечение – шахматы. Часто за этим занятием его можно было застать с директором Комаринской школы Борисом Шумейко, тоже фронтовиком. Видимо, под влиянием авторитета любимого родственника я стал учиться правилам этой игры.

Максим Иванович очень хорошо знал историю, в том числе и родного края. Однажды я у него спросил: откуда пошло название Иолча? Он ответил, что с тюркского это значит «деревня, дающая дань», и досталось оно нам в наследие после нашествия татаро-монголов. А

Комарин – от имени собственного зажиточного еврея, который занимался торговлей и проживал в местах, которые в то время были важными путями сообщения».

Ирина СТЫЧИНСКАЯ



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *