Житель деревни Головинцы Александр Подлипский поделился партизанским прошлым в чечерских лесах, а также рассказал о боях под Пропойском

Наша гісторыя Общество

В деревне Головинцы Гомельского района живет участник Великой Отечественной войны, учитель с 40-летним стажем Александр Подлипский, автор уникальных воспоминаний.

Вместо предисловия …

День был ветреный, с утра то появлялось солнце, то небо вновь заволакивали тучи и хлестал в лицо, казалось, ледяной дождь. Мне предстояла встреча с Учителем, человеком, уроки которого открыла для себя более трех лет назад. Тогда, 21 июня 2018 года, итогом стала публикация «Учитель словесности» в «Гомель­скай праўдзе». Я обещала Трофимовичу обязательно вернуться к его мемуарам. Он, в свою очередь, сказал, что теперь это его главный труд. Подготовлены три больших тетради, бесценное наследие для детей, внуков, правнуков, нас, читателей. 28 апреля 2022 года ветерану исполнится 99 лет.

Был некий символ, добрый знак в том, что возвращаясь на автобусную остановку, в небе над Головинцами увидела, словно оберег, две яркие радуги…

– Жизнь имеет настоящую цену тогда, когда в ней чередуются радостные и горестные дни, когда добро борется со злом, а свет разгоняет тьму.

И когда не стыдно оглянуться назад, – отметил Александр Трофимович. – Мне, прожившему почти столетие, есть на что оглянуться. Исследуя глубокие корни своего рода, я с гордостью говорю: он прожил достойно. У каждого своя жизнь, но ни у кого она не запачкана корыстью, расточительностью, воровством, клеветой, изменой Родине.

В партизанском отряде «Победа»

Я был привлечен к работе связного партизанского отряда № 47 «Победа», и длилась эта опасная работа почти год. Подвергал смертельному риску не только свою жизнь, но и отца, мамы, брата и сестры. Передавал партизанам оружие, бое­припасы, толовые шашки, 20 аусвайсов, добытых с помощью подпольщицы Лидии Осмоловской. Приходилось попадать в разные ситуации. Весной, летом, осенью, до снежного покрова партизанский отряд действовал активно. В зимний период скрыть следы массового передвижения было невозможно, поэтому действовали небольшие группы народных мстителей, по четыре-пять человек, в основном подрывники-диверсанты. Чтобы связь со мной была более регулярной и безопасной, меня устроили учителем начальной школы в деревне Новые Жарки. Такая работа позволяла быть ближе к отряду, чаще и безо­паснее посещать райцентр по «школьным делам».

За три стакана первача

Зимой 1941–1942 годов партизанский отряд «Победа» размещался на базе стоянок в Грабских лесах, раскинувшихся вдоль реки Сож в Чечерском районе. Отсюда-то и отправлялись в рейды подрывники-диверсанты. В 1942 году во время зимних каникул в школе (она была явкой для конспиративных встреч) прибыла группа из четырех человек с руководителем Александром Сусловым. Командир партизанского отряда старший лейтенант Перепечкин отправил ее на задание. Пунктом назначения была железнодорожная станция Коммунары на Могилевщине. Задача – взорвать эшелон. Я ехал с ними в качестве проводника. Поскольку в Самотеевичах и Братьковичах были немецкие гарнизоны, дневать и ночевать решили в Осове у учителя.

Добрались еще затемно. Хата учителя стояла на отшибе. Хозяин встретил нас приветливо. Лошадей и повозки укрыли в сарае, мы расположились на печи. Разбудил учитель, тряс за плечи: «Хлопцы, полиция!» Ситуация еще та: по снежному полю приближаются полицаи, подвод 20. Хотя, кажется, направляются мимо. Вдруг одна отделяется от обоза и движется к хутору.

По совету хозяина укрылись за занавеской, оружие держали наготове. В дом ввалились трое полицаев.

– Ищем партизан. Не проезжали? Кого видел, безрукий?

– Я возле окна специально не сидел, никого вроде не было слышно, – спокойно ответил учитель.

– А чего следы от саней к тебе на хутор ведут? – напирали непрошеные гости.

– Так это мы вчера за дровами в лес ездили, – нашелся хозяин. – На жарких березовых самогона нагнал. Может, хотите угоститься?

– Давай, давай! – согласились пришельцы.

Выпили по стакану самогона и довольные вышли из хаты. Хозяин следом, разыгрывая приветливого провожатого. Вернулся через несколько минут: пронесло.

Дождавшись сумерек, отправились к цели. Подрывники подложили заряды как было намечено. Схоронились в ближайшем леске. Послышался шум приближающегося эшелона. Перед самыми Коммунарами ему пришлось сойти с рельсов. Вот чем довелось расплатиться фашистам за три стакана первача…

Когда снег сошел, действия отряда активизировались. По решению штаба я прекратил работу в школе, чтобы быть ближе к району действия народных мстителей.

Бои за Пропойск

В сентябре 1943 года партизанский отряд № 47 «Победа» соединился с частями Красной армии. Перед этим он получил приказ из штаба Западного фронта перекрыть отход отступающим немцам на трассе Краснополье – Пропойск у деревни Ельня.

Бой предстоял тяжелый. На опушке леса вырыли окопы, оборудовали пулеметные гнезда и даже подтянули нашу единственную пушечку-сорокапятку. Схватка разгорелась к вечеру. Фрицы подожгли деревню и плотной колонной направились на Пропойск. Впереди два танка, за ними сотни две пеших солдат. Колонну замыкали самоходки. Когда немцы вышли на шоссе, партизаны ударили со всех видов оружия. Но танки продолжали двигаться, заняли опушку, вслед подтянулась и пехота фашистов. В неравном бою мы понесли большие потери. Сорокапятку с расчетом фрицы раздавили гусеницами танков. Превращены в кровавое месиво и пулеметные расчеты. В траншее – убитые и раненые партизаны.

В «лоб» Пропойск тогда так и не взяли. Мы в низине, а немцы на высотке. Да и артиллеристы наши еще не подоспели: почти половина отряда осталась лежать темными бугорками на высоком берегу Сожа. На привале после этого боя родились вот эти строки:

Под брезентом солдатской палатки

Я лежал после тяжкого боя,

Вспоминал, как в атаку ходили,

Сколько в смертном бою у

Сожа На безымянной высотке ребят положили…

Партизанский отряд расформирован. Его состав влился в 186-ю стрелковую дивизию. Я стал красноармейцем 290-го стрелкового полка. Он был срочно снят из-под Пропойска и переброшен на реку Проня, правый приток Сожа. С тяжелыми кровопролитными боями продвинулись вглубь немецкой обороны километра три-четыре. Немцы окопались за шоссе Пропойск – Могилев и за деревней Красная Слобода. Она выстояла в боях, стала нашей. У Красной Слободы был тяжело ранен мой брат Федя, оставшийся в 18 лет незрячим на всю жизнь…

Гитлеровцы несколько раз пытались нас сбросить в реку, но от мощных ответных ударов откатывались назад. Под вечер фрицы открыли навесной минометный огонь, а потом плотной колонной, пьяные пошли в атаку. Пулемет прицельным огнем косил их наповал. Когда лента с патронами закончилась, я крикнул: «Ленту!» Ответа не последовало. Осмотрелся: два пулеметчика убиты. Быстро достал из коробки ленту с патронами, зарядил пулемет и стал бить фашистов. Они не выдержали и отступили. Это была последняя атака гитлеровцев.

В конце октября 1943 года по всему фронту началось наступление. Пропойск немцы сдали без боя 25 ноября 1943-го, когда наши войска обошли его с флангов. Сталин, как говорили, прежде чем подписать приказ о переименовании одной из дивизий за бои под этим городом, зачеркнул слово «Пропойск» и написал сверху «Славгород»…

Источник: http://gp.by
© Правда Гомель



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *