Бацькаўшчына. Изучая историю прихода в Сельце, иерей Ростислав Бондаренко собрал материал о деятельности отца Александра

Бацькаўшчына Важное Год гістарычнай памяці Наша гісторыя Общество

Серафима и Александр Афонские.

В Брагинском районе было большое количество православных церквей, без малого 20 приходов. Один из самых крупных – в Сельце. С 1898-го по 1917-й год настоятелем здесь был иерей Александр Афонский, сын преподавателя Олонецкой духовной семинарии Павла Петровича Афонского (будущего настоятеля минского Екатерининского собора). Предлагаем вашему вниманию собранный по крупицам иереем Ростиславом Бондаренко материал о религиозно-образовательном служении отца Александра, его духовно-нравственной и просветительской деятельности, заботе о прихожанах.

Родился он 26 мая 1873 года. В 1896-м окончил Минскую духовную семинарию по второму разряду и вступил в брак с Серафимой Андреевной Петельчиц, дочерью настоятеля Брагино-Селецкой церкви иерея Андрея Петельчица. 6 ноября 1896 года был назначен на священническое место в село Хобное Речицкого уезда, в храм апостола Иоанна Богослова. 2 февраля 1897 года рукоположен в диаконский сан, а 9 февраля – в священнический. В 1899-м по обоюдному прошению со священником Брагино-Селецкой Преображенской церкви (своим тестем) назначен настоятелем этого прихода. В 1903-м окружным духовенством избран и утверждён епархиальным начальством в члены строительного окружного комитета.

В семье отца Александра было четверо детей: старший Владимир 27 января 1902 г. р., Нина – 30 ноября 1905 г. р., Ольга – 11 февраля 1910 г. р. и Валентина – 9 февраля 1912 г. р.

22 августа 1913 года Преосвященный Митрофан (Краснопольский), епископ Минский и Туровский, назначает отца Александра благочинным 2-го округа Речицкого уезда. Это послушание священник нёс до 25 мая 1917 года. Не раз удостаивался он церковных наград. Так, 11 мая 1904 года был награждён Библией за усердие в трудах по народному образованию. В 1905-м поощрён набедренником за церковно-школьное дело, а в 1909-м по представлению училищного совета получает скуфью.

Избирался неоднократно депутатом на окружные и епархиальные съезды духовенства. А с 1907-го по 1912-й год состоял губернским выборщиком в Государственную Думу. В 1916–1917 гг., незадолго до своей кончины, отец Александр теряет практически сразу троих самых близких для него людей. Сначала умирает сын Владимир (семейное предание гласит, что причиной смерти стал менингит). Позже из жизни уходит тесть иерей Андрей, а в мае 1917 года и его отец – протоиерей Павел.

Священник, отягощённый постигшим его горем, не выдерживает таких потрясений. 18 сентября 1917 года, в свои 46 лет, он умирает от разрыва сердца. Из воспоминаний близких известно, что он скончался, спустившись в погреб за овощами.

Добрый и отзывчивый

Казалось бы, заурядная жизнь обычного дореволюционного священника, таких биографий сегодня можно найти множество. Но даже и среди этих скупых строк просматривается его неутомимый нрав. Тут он и выборщик, и депутат, активный законоучитель в церковно-приходских школах, а также церковный начальник (благочинный). Замечательная карьера для молодого священнослужителя. Но это не самое ценное в его биографии. Александр Афонский был увлечённым человеком. Чем он только не занимался! Видимо, пресвитера не устраивала жизнь простого приходского настоятеля. Вокруг него всё просто преображалось и цвело.

Приход отца Александра насчитывал свыше 6000 человек. Понимая, что для такого количества верующих одного храма мало (здесь можно быть искренне уверенным, что дом Божий был полон до отказа), священник инициирует разделение прихода на двое. При содействии благотворителей он возводит новый храм в честь Пресвятой Троицы в Кривче.

Свой же храм привёл в благолепный вид и устроил при нём церковно-приходскую школу. Возведение других церковных построек было совершено, как свидетельствовал его друг, на «широкую ногу». Пресвитер затратил на эти цели свыше двух тысяч рублей из своих личных сбережений (что по тем временам являлось огромной суммой).

Отец Александр увлёкся сельским хозяйством. Возле своего дома заложил большой сад и устроил в нём пасеку. Выращивал цветы, приобретая не свойственные для этой местности сорта (до сих пор жители Сельца используют семена тех самых цветов, которые разводил священник). Изготавливал чудесное фруктовое вино, принимал участие в рыбной ловле. Его можно было увидеть и на скотном дворе. В полевых же работах священнику помогали сердобольные прихожане.

На пасеке отца Александра.
Хоздвор.
Ловля рыбы на Брагинке.
Мост в Малейках.
Сын Владимир около клумбы с нарциссами.
Отдых в саду.
Сестра отца Александра и Серафима Андреевна в цветущем саду.

У него была домашняя аптечка, из которой он безвозмездно раздавал лекарства сельским жителям. Отец Александр в совершенстве овладел столярным мастерством. Многие предметы домашней утвари семьи Афонских были искусно сделаны руками её главы. О широком кругозоре и образовании иерея свидетельствовала оставленная им обширная домашняя библиотека.

Селецкая церковь (дореволюционная постройка).

Многим настоятель Селецкого прихода запомнился как очень добрый и отзывчивый человек:

«Всегда радушный и хлебосольный хозяин, весёлый и занимательный собеседник, он привлекал к себе симпатии всех. В дни храмовых и семейных праздников дом его наполнялся разнообразным обществом. Среди уютной обстановки, при обилии благ земных гости проводили время интересно и с удовольствием», – пишет о нём священник Михаил.

Божией милостью он не дожил одного месяца до того дня, когда привычный ему мир в одночасье рухнул. Священнику не пришлось увидеть медленное увядание созданного им красивого и уютного сельского уголка, в который он вложил немало сил и энергии.

Какая участь ожидала бы нашего героя, если бы он прожил более долгую жизнь? Здесь нам остаётся только догадываться. Но история показала, что его друзей и сослуживцев ждала горькая чаша и не все смогли испить её до конца. Господь Своим вмешательством в жизнь отца Павла, отца Андрея, отца Александра и его сына Владимира уберёг практически всю мужскую половину семьи Афонских от страшных событий послереволюционного времени. Им по милости Божией не пришлось увидеть разруху и ужас событий тех лет.

На праздник Казанской иконы Божией Матери в Сельце (современное фото).

История находки

Рассказывает иерей Ростислав БОНДАРЕНКО:

– Изучая историю прихода в Сельце, очень хотел найти фотографии храма и служащих в нём священнослужителей. Но, к великому сожалению, ни у кого ничего не было. И вот, наконец, удача улыбнулась мне. Будучи в Минске в 2017 году, зашёл в книжную лавку собора апостолов Петра и Павла и приобрёл книгу «Верныя веры бацькоў». Это был сборник материалов церковно-научной конференции, посвящённой 400-летию преставления праведной Софии Слуцкой и 400-летию основания Петро-Павловского собора. Просматривая содержание книги, обнаружил статью проживающего в Ташкенте Николая Павловича Гомолицкого «Род Афонских в церковной жизни Беларуси в конце XIX – начале XX века». В ней автор упомянул и служащего в Брагине-Сельце иерея Александра Павловича Афонского. Поняв, что у автора могут быть и дополнительные сведения, включая фотографии, стал искать возможность связаться с ним.

В Интернете на сайте Ташкентской епархии нашёл статью, посвящённую Николаю Павловичу. Оказалось, что он является прихожанином кафедрального собора и ему уже далеко за 80 лет. Это меня немного расстроило, так как приобретённая книга была издана в 2013-м. Не откладывая, написал на электронный адрес Ташкентской епархии, но, к сожалению, ответа так и не дождался. Помогли сотрудники общественной организации «Белорусский зелёный крест». Они сказали, что общаются с членами братства при Петро-Павловском соборе. А так как конференцию проводил приход собора, то у них должны быть координаты авторов. И действительно, через несколько дней я получил электронный адрес Николая Павловича.

С трепетом ждал ответа. Не прошло и суток, как он сообщил, что у него имеется только несколько электронных копий фотографий, связанных с Сельцом, а подлинники он передал в НИАБ в г. Минске. Но при этом добавил, что в Речице проживали дочери отца Александра и, возможно, там сейчас находится правнучка Людмила Игоревна Чахова. Жива она или нет, он сказать не может, так как уже давно не общался с ними. Имеются адрес и телефон, но номер, скорее всего, изменён.

Получив эти сведения, тотчас позвонил в справочную. Набрав нужный номер, услышал на другом конце провода женский голос. Это оказалась Людмила Игоревна. На другой день, 29 ноября 2017 года, я уже был в Речице и с замиранием сердца рассматривал сохранённые семейные фотоальбомы, почтовые карточки и личные вещи семьи Афонских, с интересом слушал воспоминания о Сельце.

У Людмилы Игоревны отличная память. Она очень подробно рассказала мне всё, о чём слышала от прабабушки Серафимы Андреевны (дочери настоятеля Брагино-Селецкой церкви иерея Андрея Петельчица) и бабушек Нины и Ольги Афонских. Благодаря любезности хозяйки удалось произвести сканирование фотографий и сфотографировать предметы быта, привезённые в свое время из Сельца.

Подготовила Нина СИНИЛОВА



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *