История. Дело №… Хранить вечно

Без срока давности Беларусь памятае Год гістарычнай памяці Общество

И снова на моём рабочем столе материалы с шапкой «Народный Комиссариат Внутренних Дел» и грифом «Хранить вечно». Не оригиналы, конечно, копии. Но от этого факты, изложенные в сухих строках протоколов допросов, не становятся менее страшными. И который день я не могу себя заставить работать над ними. Это тяжело. Нет, не разбирать порой неразборчивый почерк либо стёршийся машинописный текст. Тяжело психологически вникать в анатомию предательства. Но память надо сохранять. И тут уж личные ощущения уходят на второй план, на первом месте – профессиональный долг журналиста.

Оккупация тяжёлым ярмом легла на жителей Брагинщины. Большая общая беда всегда «выкристаллизовывает» человека, показывает, какой он на самом деле. Ещё не закончилась Великая Отечественная война, на Западе гремели бои, а на освобождённых территориях шли судебные процессы над прислужниками фашистов.

Они были арестованы в конце декабря 1943 года за предательскую и пособническую деятельность в пользу немецких оккупантов: Антон Полховский, Фёдор Скидан, Михаил Полховский, Иван Ефименко, Игнат Романовец, Николай Каток, Николай Курьянов .

Начиналось всё с предательства. Фёдора Скидана призвали рядовым в Красную Армию в самом начале войны. Прослужив до октября 1941 года, он бросает оружие, переходит линию фронта и остаётся проживать в Брагине.

Здесь он является к фашистским властям и поступает на службу в качестве уполномоченного по сбору тёплых вещей и продовольствия для немецкой армии. По сути – грабителем. И, выслуживаясь перед оккупантами, зарекомендовал себя как верный пёс. В декабре 1941 года его назначают директором маслозавода, и весь оккупационный период он занимается поборами с населения. За это время было изготовлено около 50 тонн сливочного масла для фашистов. Жителей, не желавших выполнять молокопоставки, он избивал и облагал штрафами.

Михаил Полховский, оставшись проживать в оккупированном немецкими войсками Брагине, в сентябре 1941-го добровольно поступил на должность бургомистра Микуличской волости. На следствии предатель не молчит: «…За время моей работы бургомистром волости, т.е. в течение двух лет, мною для нужд германских оккупационных властей и армии сдавались хлеб, картофель, мясо, молоко, яйца и другие сельскохозяйственные продукты… Я лично проводил сбор налогов с крестьян. Всего из моей волости было отправлено на работу в Германию человек 160–180…». Активно рассказывая о своей хозяйственной деятельности, умалчивает о другом, понимая, что пришло время расплаты.

Из материалов дела: «Полховским в деревне Микуличи лично были арестованы две семьи: Фишман Хаи и Лазебник Баси, состоявшие из восьми человек, которые в тот же день Полховским при участии двух полицейских Марченко Александра и Процко Бориса были доставлены под конвоем к ветряной мельнице и там были расстреляны. При расстреле этих двух ни в чём не повинных семей Полховский ограбил всё их имущество и отвёз в Брагинское СД». СД – разведывательная служба СС. СС и СД – главные репрессивно-карательные учреждения гитлеровской Германии. Именно они должны были «окончательно решить еврейский вопрос».

В августе 1942-го в деревне Бакуны предатель арестовывает семью партизана Ивана Здоровца – мать с тремя детьми, которые были доставлены в Микуличи, где их расстреляли и сожгли в числе четырнадцати человек.

И после этих страшных фактов уже незначительными кажутся грабежи сельчан, издевательства над ними. Шакалье племя демонстрировало свою власть: могло отобрать все тёплые вещи, выселить из дома на мороз, а в него вселить своих дружков, избить.

Иван Ефименко также остаётся на оккупированной территории. В марте 1942-го поступает на службу в качестве бургомистра Маложинской волости. «Находясь в указанной должности, активно помогал немцам в установлении фашистских порядков, отправил на каторжные работы в Германию 200 человек молодёжи, собирал продовольствие для немецкой армии, а лиц, уклонявшихся от поставок, избивал».

Игнат Романовец стал старостой деревни Шкураты. Это по его доносу арестованы полицией и расстреляны два советских патриота. Был оставлен фашистами для антисоветской повстанческой деятельности в тылу Красной армии.

Николай Каток сдался в плен в июне 1942 года, добровольно вступил в немецкую армию и был зачислен в батальон СД. В зимний период 1942–1943 гг. принимал активное участие в карательной экспедиции по уничтожению партизан в Ганцевичском и Слуцком районах. В апреле 1943-го по личному желанию перешёл на работу в СД местечка Брагин. Летом 1943-го совместно с агентами СД Антоном Полховским и Степаном Сиваком (удрал с фашистами, в число подсудимых не попал) в составе 11-го немецкого полка СС принимал активное участие в карательной операции по поимке партизан в Брагинском, Хойникском, Василевичском и Калинковичском районах. Были разграблены и сожжены сёла: Хвойное, Моклище, Мутескар, Королевка, Руденко, Шавлово, Хобное и многие другие. В Хвойном сожжено около 30 мирных жителей, в Хобном расстреляно и сожжено около пятидесяти женщин, стариков и детей.

Каток и Антон Полховский провоцировали людей: под видом партизан они заходили в дома, выспрашивали информацию о семьях народных мстителей, бывшем партийно-советском активе, а потом передавали данные карателям, которые учиняли зверские расправы и сжигали дома.

Допрошенный Каток вину свою признал полностью.

Антон Полховский, брат Михаила, родился в 1917 году, в д. Великий Лес Брагинского района Полесской области. Мирная специальность – сборщик авиамоторов.

Его история похожа на дурной триллер. Находясь в рядах Красной армии, в августе 1942-го сдаётся в фашистский плен. Через два месяца бежит и направляется в Брагин. По дороге его задерживают полицаи.

Через неделю Полховского из-под стражи освобождают партизаны Ковпака. В мае 1943-го он дезертирует из партизанского отряда и прямо с огнестрельным оружием является к начальнику Брагинского СД и сообщает ему данные о местонахождении отряда, численности, вооружении, базах и лагерях.

В результате этого предательства была организована карательная экспедиция по ликвидации отряда Ковпака, а иуда принимает в ней участие как разведчик-опознаватель.

После возвращения из карательной экспедиции как агент СД выполнял задания по разведке партизан. В июле 1943-го арестовал советского активиста Ефрема Комара, связного партизан Степана Мелешко и его семью в Рыжкове. Они были расстреляны в Брагине. Изверги не пощадили ни шестилетнего сына, ни шестидесятилетнюю мать…

Николай Курьянов, 1909 года рождения, уроженец д. Дублин, проходящий по этому делу, добровольно поступил на службу к фашистам и рьяно трудился на разных должностях: сборщиком молока, волостным писарем, заведующим школой в селе Микуличи. И это далеко не безобидно: являясь активным проводником фашистской идеологии, учил этим принципам и детей. Избивая школьников за неповиновение или незнание предмета, приговаривал: «Это вам не советская власть».

Как вспоминают следователи тех лет, при вынесении приговоров было рекомендовано высшую меру не применять – необходимы были рабочие руки для восстановления народного хозяйства. Подсудимые получили десятки лет каторжных работ.

Материалы этого дела попали к нам благодаря Сергею Дубовцу, старшему помощнику прокурора Гомельской области. При расследовании геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны работниками районной прокуратуры подтверждены все вышеизложенные факты.

А история ещё раз напоминает: надо знать имена не только героев, но и предателей. Чтобы не допустить повторения подобного.

Галина ШЕВЧЕНКО



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *