Чернобыльская катастрофа: в числе первых в борьбу с невидимой стихией вступили сотрудники Брагинского РОВД

Да 35-годдзя чарнобыльскай трагедыі Общество

Сотрудники Брагинского РОВД, принимавшие участие в ликвидации последствий аварии. 1986 год.

В ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС принимали участие представители разных профессий. Отдавая должное мужеству каждого из них, справедливо будет заметить, что в числе первых в борьбу с невидимой стихией вступили сотрудники милиции. Неся службу в условиях сложной радиационной обстановки, без необходимых средств защиты, знаний и опыта, в тот непростой для всех период они стали примером самоотверженного служения Отечеству и людям.

Подняли по тревоге

О роли милиции в ликвидации последствий крупнейшей катастрофы в истории атомной энергетики мы поговорили с заместителем начальника районного отдела внутренних дел Сергеем Бритько. В числе основных задач, которые стояли тогда перед стражами правопорядка, – отселение деревень, сохранность государственного и личного имущества и поддержание пропускного режима на загрязнённой территории. Полную картину событий помогли восстановить воспоминания бывшего начальника Брагинского РОВД Владимира Гриба, опубликованные в книге Александра Некрашевича «Гомельская милиция».

…Официальной информации об аварии на ЧАЭС никто не сообщал, но по району уже 26 апреля стали распространяться слухи о взрыве на станции. О них Владимир Ефремович доложил областному руководству. Телефонные звонки с требованиями разъяснить ситуацию поступали от населения и в дежурную часть УВД. Но сотрудники милиции ничего не могли ответить, как и специалисты службы Гражданской обороны. Несмотря на доклады об обстановке в области, Минск молчал.

27 апреля начальник УВД Светлан Сазанков самостоятельно отдал команду о проведении радиационной разведки. В Хойникском, Наровлянском и Брагинском районах начали устанавливать посты радиационного контроля. Первые замеры во дворе РОВД показали 3–5 миллирентген в час, но уровень поднялся в десять раз после небольшого дождя. В деревнях Желибор, Крюки и Михалёвка приборы показывали 400–500 миллирентген в час.

Разведывательные мероприятия, проведённые тогда сотрудниками милиции, позволили создать первую карту поражённых территорий. С её помощью были разработаны и первые меры по противорадиационной защите населения.

1 мая руководство Гомельщины приняло решение об отселении из деревень, наиболее подвергшихся загрязнению, детей в возрасте до 15 лет и беременных женщин. Несмотря на тревожную ситуацию, в областном центре и районах прошли первомайские демонстрации. В Брагине в праздничных мероприятиях приняли участие и школьники. Вывоз детей в пионерские лагеря и санатории начался 2 мая. В этот же день приступил к работе штаб по обеспечению общественного порядка, общественной безопасности и выполнению правительственных решений по эвакуации населения из 30-километровой зоны. Находился он в Хойниках.

В ночь на 3 мая личный состав УВД облисполкома был поднят по тревоге. Из сотрудников милиции сформировали три сводных отряда, которые направились на усиление оперативных групп в пострадавшие районы. В Брагин прибыло около 170 человек, 21 автомашина и 30 радиостанций. 4 мая на помощь подразделениям милиции УВД Гомельского облисполкома прибыли формирования МВД БССР.

Началась работа по эвакуации населения из опасной зоны. Порядок действий определялся совместно с представителями местных органов власти и председателями колхозов: время и место сбора населения, необходимое количество транспорта, маршруты движения.

При этом сотрудникам милиции приходилось не только рассаживать жителей по автобусам, отыскивать и уговаривать пытающихся остаться людей, особенно пожилого возраста, но и оказывать помощь в погрузке вещей.

Поражённая радиацией территория в радиусе 30 километров стала зоной отчуждения. Её протяжённость по периметру – 185 километров, которые были взяты под охрану милиции с установкой забора и контрольно-пропускных пунктов.

Из первых уст

Многие свидетели тех событий по-прежнему проживают на Брагинщине. Председатель районной организации ветеранов органов внутренних дел Сергей Музыченко в преддверии 35-й годовщины чернобыльской трагедии посетил своих коллег и попросил вспомнить первые дни после аварии.

Анатолий Васечко, в 1986 году был участковым инспектором милиции, в подконтрольную территорию входили совхозы «Савичи» и «Слобода», колхозы имени Гагарина (Дублин) и «Заветы Ильича» (Сперижье):

– 26 апреля со стороны станции был очень сильный горячий ветер. Но поскольку официально об аварии никто не сообщил, люди вели привычный образ жизни, сеяли огороды. Дети пошли в сад и школу. Назавтра также была тишина. И только где-то на третий-четвёртый день от начальника РОВД поступило указание выехать в Крюки, чтобы помочь с выселением жителей деревни. Когда вывезли людей, началась эвакуация скота.

Населённые пункты опустели, но их нужно было охранять. Я нёс дежурство в Крюках и Степанове. В июне–июле к нам на помощь прибыли сводные отряды из Витебска, Бреста и Гродно. На въезде в Пирки, Острогляды и Глуховичи появились вагончики, на дорогах – шлагбаумы. В конце лета приехал Уральский полк (химический), который остановился около Сувид. В деревнях начали проводить дезактивацию, огородили 30-километровую зону.

Приходилось также участвовать в захоронении домов. Для дежурства нам выдавали спецодежду. Как отреагировал на радиацию организм? Из носа часто шла кровь, во рту пересыхало.

Фёдор Сачёк, водитель автозака РОВД:

– Как и многие брагинчане, 26 апреля я сеял огород. Находился он около метеостанции, там я и узнал об аварии на ЧАЭС. Позже в РОВД объявили тревогу, и от руководства поступила команда эвакуировать жителей деревень Крюки, Колыбань и Слобода. Для этих целей из городов присылали автобусы. Людям разрешали с собой брать только самое необходимое: документы, продукты питания, одежду. Через некоторое время для охраны населённых пунктов прибыли сводные отряды милиции из других областей Беларуси. Из спецсредств нам ничего не выдавалось, одно говорили: «Пейте спиртное».

Из грязной зоны жителей вывозили сначала в более чистые деревни Брагинского района, а потом расселяли по всей Беларуси. Забрать своё имущество могли только те, у кого было на это специальное разрешение, выданное райисполкомом. К зиме из местных на той территории уже никого не было. Но приезжали иностранцы, в большинстве своём из Италии. Для них организовывали экскурсии.

Леонид Бельский, в то время – участковый инспектор милиции по комаринской зоне:

– 27 апреля я должен был дежурить в РОВД. Тогда жил в Комарине и в райцентр добирался на «попутках». От попутчиков и узнал, что на станции произошла авария и началась эвакуация жителей Припяти. В отделе сменяемый дежурный сообщил, что нужно собирать сведения по «рации» (так тогда называли радиацию). Прибор у нас был, но им никто не умел пользоваться. Пришлось обращаться за помощью к специалисту по гражданской обороне райисполкома. И если утром радиационный фон был в пределах нормы, то к обеду, после небольшого дождя, цифра выросла в десятки раз. Тогда мы вместе с начальником отдела Владимиром Грибом поехали на метеостанцию Брагина, чтобы её работники измерили уровень радиации своими приборами. Показатели совпали.

В Брагинский район стали съезжаться сотрудники милиции из Гомеля, а через несколько дней – со всей Беларуси. Задействованы были также преподаватели и курсанты высшей школы милиции. Они базировались в Комаринской школе. Позже прибыли и военные.

От сводных отрядов до ОТРЗ

В октябре 1992 года на смену сводным отрядам пришло отделение по охране территорий радиоактивного загрязнения. Первыми сотрудниками новой структуры в Брагинском РОВД стали Геннадий Пастухов, Виктор Бельченко, Виктор Целуйко и Сергей Музыченко (все теперь – ветераны МВД). Позже отделение пополнилось до 20 человек. Кроме них, дежурство в зоне несли автопатрули. Как и сводные отряды, взвод ОТРЗ следил за тем, чтобы на отселённую территорию не проникали посторонние лица. Она по-прежнему привлекала мародёров, в поле зрения которых были уже не только телевизоры и холодильники в оставленных домах, но и стройматериалы.

Сегодня в зоне также нельзя находиться без специального разрешения. Сотрудникам отделения по охране ТРЗ приходится задерживать как любителей грибов и ягод, так и сборщиков рогов, перевозчиков лома чёрных металлов. Только в этом году на таких нарушителей составлено 13 протоколов.

К награде

За проявленное мужество и стойкость при выполнении задач по ликвидации аварии на ЧАЭС многие сотрудники Брагинского РОВД получили награды. В их числе – Владимир Гриб, Пётр Ильянок, Михаил Сапоненко, Владимир Клименко, Владимир Науменко и другие.

 

 

Ольга ПОЛЕЩУК



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *